Robert Abernathy || Read more

— Бёрк! Нам в дру... — останавливать Эридана было бесполезно. Он уже устремился куда-то совершенно непонятным Робби путём. — Мерлин с вами, пусть будет так. И вы уверены, что вам стоит... Договорить Абернати не успел, наконец-то осознавая, куда движется нечто. — В прошлый раз Министерство, а в этот раз... Мунго? Кому нужно нападать на Мунго?
[31.10.17] встречаем Хэллоуин с новым дизайном! Не забудьте поменять личное звание, это важно. Все свежие новости от АМС как всегда можно прочитать в нашем блоге


[10.09.1979] СОБРАНИЕ ОРДЕНА — Fabian Prewett
[14.09.1979] ОБСКУР — Eridanus Burke
[17.09.1979] АВРОРЫ — Magnus Dahlberg

Marauders: In Noctem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » survivors


survivors

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://68.media.tumblr.com/4fee40d2db36a003750ffb339389a6c4/tumblr_ojsajnVFK81vkvz33o4_r1_250.gifhttp://68.media.tumblr.com/cba941153750e22367198fd8c05892a6/tumblr_o3mwnvoERK1udb28so1_250.gif

Дата: 12 февраля 1979.
Место:"Борджин и Бёрк"

Участники: Eridanus Burke, Margot Rowle.

Краткое описание:
Порой страх толкает на самые отчаянные поступки, и в конце концов ты обнаруживаешь себя стоящим в лавке со смертоносными артефактами, избирая казнь для своего врага.
Но всегда ли это тот самый единственно верный выход?

0

2

- Сушёные руки? Без магических свойств? Ты не находишь, что это немного не наш ассортимент? - вежливая улыбка мальчишке. Мальчишка не глуп, если сушёные руки лежат на прилавке - их покупают, на них есть спрос. Поэтому Эридан даже не старается ругаться, вопрос задан вскользь, будто бы между прочим.
Но Борджин хмурится и закусывает губу - всегда так делает, когда чувствует себя неуютно рядом со старшим коллегой. Бёрк усмехается, ему нравится это выражение лица, эта искорка смущения, смешанного с виной, в глазах мальчишки.
- Кто покупатель? - он замечает, как глаза Борджина опускаются в пол - сама невинность во плоти.
- Американец. Он не назвал своего имени, но сделка слишком выгодная, чтобы её упускать, - а вот и он, наглый и уверенный взгляд слизеринца. Рид фыркает, в который раз подмечая, что с совладельцем ему определённо повезло: мальчишка смышлён и имеет деловую хватку.
- Я знаю, что могу на тебя положиться, - и он действительно может. Благодаря Борджину, Эридан бывает в лавке раз в несколько месяцев: проверит товар, документацию, чёрный рынок, ловко перепишет нелегальные товары так, что любой аврор не посмеет придраться к отчётности, даст поручения, проверит штат сотрудников (которых полтора землекопа, не больше) и обратно в министерское кресло.
- Да, мистер Бёрк, - мальчишка хорошо выдрессирован. Мальчишке льстит внимание со стороны такой большой шишки, как Эридан. Мальчишка упивается доверием. А Рид посмеивается украдкой, видя, как тот чуть ли не с щенячьей верностью смотрит ему в глаза, ожидая поощрения или выговора.
Мужчина подходит ближе и цепкими пальцами приподнимает его голову за подбородок. Борджин вздрагивает от неожиданности и жмурится, боясь получить пощёчину или что-нибудь похуже.
- Но в следующий раз, если решишь расширить ассортимент, вышли мне, пожалуйста, сову, договорились? - Рид шепчет на ухо, не кричит, но стальное спокойствие производит ещё больший эффект - мальчишка белеет, а потом покрывается красными пятнами, приоткрывая глаза и кивая коллеге.
Бёрк удовлетворён подобным ответом. Борджин его более не интересует. Поэтому когда в дверях возникает посетитель, он, даже не оборачиваясь к парню, бросает ему сухое "выйди".
Конечно, он с порога узнаёт вдову Роули.
Все чистокровные знакомы друг с другом. Все с самого детства друг у друга на виду. Детей выводят на светские рауты, показывая своих отпрысков другим, словно те экземпляры на выставке, словно дорогой и ценный товар.
- Миссис Роули, - Рид кивает, опираясь ладонями о прилавок и расплываясь в улыбке, - желаете приобрести что-нибудь?
Пожалуй, он слегка удивлён её визиту. Обычно чистокровные волшебники предпочитают запрашивать доставку на дом. Если, конечно, цель визита не должна стать известной третьим лицам. И с первого взгляда на женщину Эридан уже знал - сегодня именно такой случай.
Он с любопытством разглядывает её. Как давно они не виделись? Кажется, последний приём, который посетили Бёрки в их доме, устраивал ещё Фастбьёрн. Кажется, он даже танцевал с Марго, ловя ревнивые взгляды своей супруги (а заодно и насмешливые от Мелиссы Нотт).
- Рад, что Вы решили навестить нас лично, - незаметно он достаёт под прилавком волшебную палочку и направляет её на дверь подсобки, за которой скрылся Борджин, шепча запирающее заклинание, а заодно накладывая заклинание неслышимости.
- Итак? - спрашивает Рид, приглашая женщину озвучить цель своего визита.

+1

3

Маргарет Роули относилась к числу женщин, готовых многим пожертвовать ради своих детей и способными подставить под удар свою грудь, лишь бы над отпрысками не налегла тень страшной опасности. Сейчас волшебница как никогда ощущала угрозу, исходящую от приёмного сына, готового пойти на всё ради того, чтобы восстановить мнимую справедливость, и её настороженность не знала границ: казалось, вся она обратилась в слух, отдалась интуиции, а нервы превратились в натянутую струну. Каждый день в её голове возникали предположения о том, какой путь изберёт Торфинн в погоне за наследством, и новые идеи, как можно сорвать задуманные им планы. И чем отчётливее становились его угрозы,  тем яснее Марго понимала, что больше не может жить в постоянном страхе и готова принять отчаянные меры, только бы завершить эту гнусную охоту, положив конец всем притязаниям Торфинна.

     Волшебница накинула просторный капюшон мантии, чтобы её белокурые волосы не привлекали лишнего внимания, а тень надёжно скрывала лицо от любопытных взглядов, которые с первого же взгляда могли распознать в невысокой фигуре вдову Роули. Опустив голову, она быстро передвигалась среди немногочисленных прохожих, проскальзывая меж сгорбленных фигур магов и огибая карликов, едва различимо шелестя подолом бордового одеяния. Её целью был небольшой, но весьма известный магазинчик "Борджин и Бёрк", в котором, как она полагала, можно найти то, что избавило бы её от гнетущей проблемы раз и навсегда.
   Зловещая вывеска лавки сразу же привлекла внимание волшебницы, и та без особых раздумий потянула тяжёлую дверь и вошла в помещение. Её тут же обдало тёплым, но душным воздухом с привкусом старины. После морозной улицы это было даже довольно-таки приятно. Но женщина не спешила снимать замшевые перчатки, будучи прекрасно осведомлённой о невероятной силе некоторых артефактов, некоторые из которых вполне могли оказаться на одной из многочисленных витрин вокруг. Каждая вещица в этом месте навевала мысли о тёмной магии, и от этого Марго чувствовала себя несколько некомфортно, но если это и было так, она не выдала своих ощущений не единым вздохом. И лишь рука, обтянутая тканью бархатистой перчатки, придерживающая мантию, была неестественно напряжена, будто скована тревожными чувствами.
  - Добрый день, мистер Бёрк, - во встретившем её мужчине Маргарет тотчас узнала представителя одной из самых древних и почитаемых фамилий волшебной Великобритании и, собственно, владельца магазина.
    По отношению к Эридану Марго никогда не испытывала того почтительного благоговения, которое он зачастую вызывал своим статусом, должностью, положением и даже порой характером, однако, как и надлежало, миссис Роули относилась к нему с должным уважением, ничуть не умаляя собственного достоинства. Впрочем, и сам Бёрк всегда вёл себя более чем обходительно, что только способствовало благосклонности молодой вдовы. И потому присутствие хозяина в лавке не только не огорчило женщину, но и показалось добрым предзнаменованием: кто ещё разбирался в опасных артефактах лучше, нежели сам Бёрк?
   - Мне нужен достаточно... сильный артефакт, - издалека, но не без намёка произнесла Марго, выразительно вскидывая брови, а её негромкий голос разносился по комнате с мягкостью, которая вовсе не вязалась с целью её визита. В нём вовсе не было неуверенности, но примерно так мог звучать бы голос скромной благовоспитанной леди в оружейной лавке.
   Маргарет Роули не была убийцей. Ей не доводилось даже применять заклятие круциатус, и оттого она едва могла себе представить, каково это  - причинять человеку страдания или вовсе лишать его жизни. Она точно не относилась к числу людей, испытывающих садистское удовольствие, но обстоятельства загнали её в тупик. И ради спасения она была готова прибегнуть к столь жестокому плану, но, признаться, ещё не была до конца уверена в том, что ей под силу наложить руку на живое существо, сколько бы ненависти по отношению к нему ни жило в её сердце.
Однако то, что она стояла здесь, уже говорило о многом, и её решительность достигла пика. Только вот о её задумке не знала ни одна живая душа. Как бы отреагировали на её безумную идею о спасении её мать или, например, дочь? Поняли бы они, насколько переполнена отчаянной злостью молодая вдова? Простили ли бы они её за эту слабость? Все эти вопросы, хотя и тревожили её ум, отходили на второй план. Единственное, что стучало ныне в её ушах - неудержимое желание сделать так, чтоб её родные  дети стали единственными наследниками состояния покойного Фастбьёрна.

+1

4

Он смотрит на неё пытливо - так, как если бы видел насквозь. К нему в лавку приходят за разными штуками: яды мгновенного действия, порошки, анестетические и галлюциногенные порошки, проклятые вещи, предметы, заставляющие сходить с ума, артефакты, действие которых невозможно отследить, если не знаешь наверняка, что именно использовали. Все они созданы для одной цели - смерть. Долгая и мучительная или быстрая и мгновенная, страшная и жуткая или совсем незаметная, лишённая даже предсмертных конвульсий и агонии (Рид называет такую смерть скучной и совсем не зрелищной и обычно советует натурам слишком впечатлительным и склонным к переживаниям и дальнейшему самобичеванию).
Печатью смерти помечено почти всё в этой лавке. Ею веет из каждого угла и из каждой щели. Могильным холодом веет от незнакомых предметов, прикасаться к которым опасно, о чём гласят соответствующие таблички.
- Не подходите близко, - любезно предупреждает он Марго, когда та останавливается на небезопасном расстоянии от одной из витрин, и жестом приглашает её отойти на пару шагов левее, в свою очередь тоже перемещаясь за стойкой в ту же сторону.
И вновь внимательный взгляд и повисшее в воздухе молчание, которое его совсем не напрягает: в своей лавке он никогда не чувствует неловкости. А напряжение покупателей в какой-то степени даже забавляет: смотреть на них, топчущихся на краю, нерешительно мнущихся и, наконец, делающих шаг, который навсегда отрезает их от прежней жизни, - какое-то особо извращённое удовольствие.
- Пути назад не будет, - он всегда предупреждает своих клиентов. Этого не делает Борджин в силу своего безразличия. Бёрку тоже всё равно, но интересно смотреть, как в эти несколько секунд в горящих глазах что-то ломается, перегорает. На несколько секунд эти слова обнажают душу клиента, демонстрируя степень готовности, - вы уверены, миссис Роули?
Он понижает голос - сознательно, чтобы увлечь за собой и заставить довериться. Это тоже своего рода игра, но сегодня она особенная: только изолированный от магической прессы волшебник не в курсе шаткого положения Марго. Богатство, граничащее с нищетой. И грань эта с каждым днём становится всё более призрачной и шаткой. Балансировать всё труднее, того и гляди сорвёшься. И она срывается, сегодня, здесь, стоя напротив Рида и прося самое сильное средство.
- Быстро и безболезненно или долго и мучительно? - он расплывается в улыбке, Риду кажется, что он замечает едва заметный румянец, проступающий на её щеках, но вряд ли при таком тусклом освещении можно разглядеть такие подробности. Он просто предполагает.
Эридан отворачивается от женщины и ведёт пальцем по запылённому стеклу настенных шкафчиков, оставляя на них след в виде полосы и негромко бормоча:
- Едва ли кто-нибудь заметит, как рука чуть заметно дрогнет над стаканом огневиски. Главное, не перепутать стаканы - из-за этой ошибки пострадало не мало наших клиентов. И вот в чём загвоздка... дрогнет ли рука?
Он останавливается в конце ряда шкафчиков и резко оборачивается, чтобы застать её врасплох и увидеть остатки эмоций, которые ей не нужно было скрывать, когда он стоял к ней спиной.
- Хватит ли сил?
Возможно, он глумится над ней. Возможно, будь на его месте Борджин, Роули бы уже выходила из магазина, весело улыбаясь предстоящим перспективам. Но сегодня ей не везёт: Бёрк, редко появляющийся в лавке, берёт от жизни всё. Ему интересна психологическая сторона, интересны чувства и эмоции. И его совершенно не интересует, что женщина может развернуться и хлопнуть дверью, так ничего и не купив.
Может быть именно поэтому Борджин всегда недовольно бурчит под нос, заявляя, что Бёрк распугивает клиентов. Но уходят единицы. А остальные дарят ему целый спектр своих эмоций и чувств, давая в полной мере насладиться этим букетом разномастных красок.
- А что скажет закон, который будет отнюдь не на вашей стороне, и даже если ничего не вскроется, - он ясно даёт понять, что болтать об этом не собирается, несмотря на свою должность, но и не исключает возможности, что до правды докопаются и без его участия в расследовании этого дела, - вы будете первой, на кого падут подозрения. Ваши мотивы очевидны.
И снова он любезно улыбается, приглашая присесть гостью на стул рядом со стойкой.
- Может, чаю?

+1

5

Марго встречала мистера Бёрка далеко не в первый раз, но только сегодня он навевал своим поведением жутковатые ощущения, словно знает гораздо больше, чем должен, словно в его распоряжении информация, не доступная другим сторонним наблюдателям жизни Марго. Конечно, тот факт, что всё наследство Фастбьёрна, в том числе и издательский дом, перешло в руки молодой вдовы, а не старшего сына, быстро стал достоянием общественности и неоднократно перипетии этого дела были освещены в газетах, но ни Марго, ни Торфинн никогда не давали повода окружающим думать так, словно в их семье уже давно произошёл раскол и царит атмосфера жестокости и недоверия. Им обоим не было выгодно привлекать излишнее внимание к происходящему в семье Роули и делать её объектом ещё больших пересудов: не хватало ещё только, чтобы начали делать денежные ставки на то, кто быстрее перегрызёт другому глотку. Так, на торжественных приёмах они представали образцом согласия и заботы о ближнем, ни взглядом единым не выдавая клокочущую в их сердцах алчность, перерастающую в ненависть. Кажется, избавься Торфинн от Марго первым, никому бы и в голову не пришло, что убитый горем юноша мог направить палочку на дражайшую мачеху, с такой любовью относившейся к приёмному сыну, словно тот был её кровным продолжением. И несмотря на то, что столь отвратительное лицемерие было неприемлемым для миссис Роули, в сложившейся ситуации оно казалось единственно верным выходом, дабы не накликать ещё большую беду на свою голову и на родных детей.
   Эридан же производил впечатление человека, просвещённого во всё происходящее. Или же так просто казалось, но он точно знал, кому было предначертано стать жертвой белокурой ведьмы - это было видно по его глубоким глазам, взирающим на Марго будто с издёвкой вперемешку с уверенностью в своих действиях, и, вместе с тем, они сохраняли холодную непроницаемость. От этого женщина стала испытывать ещё большие сомнения: стоит ли доверять этому опасному человеку? Она слушала владельца лавки с непреувеличенным вниманием, поскольку единственное, что не вызывало у неё подозрений, так это его безоговорочное знание своего дела, и, не ставь он под угрозу  конфиденциальность её визита, Марго бы наверняка сказала, что не обратилась бы за консультацией ни к кому больше. Но то, как себя вёл маг, теперь вызывало лишь опасения.
   Благоразумно последовав предупреждению Бёрка, Марго отшатнулась от указанного стеллажа так стремительно, словно уже почувствовала сгусток чёрной энергии, надвигающейся на неё от лежащего на полке артефакта. Она знала, куда шла, с самого начала, но попав в столь тёмное место, переполненное сильнейшими смертельными орудиями или чем пострашнее, волшебница с особенной ясностью ощутила всю опасность, кроющуюся в этой лавке. Ей казалось, словно спёртый воздух, отравленный парами мучительной смерти, медленно проникает в лёгкие, сокращая их объём и заставляя верить в то, что долгое нахождение здесь может привести к летальному исходу. Эти мысли были по-детски глупыми, но женщина была напугана. Так напугана, что её пальцы крепко впивались в плотную ткань мантии, а напряжение чувствовалось в каждой клеточки её тела, но остальные её жесты, мимика и даже голос оставались спокойны - самообладания у неё было не занимать. К тому же, Эридан не казался тем, в чьих интересах будет навредить благосклонной к нему вдове, с которой ещё ни разу за всё время знакомства не случалось даже малейшего конфликта интересов. Тем самым Маргарет успокаивала себя, ругая за нелепый страх, но вот владелец магазина даже и не думал беспокоиться о её душевном равновесии, лишь внося разлад в её решительность.
  - Мистер Бёрк, Вам не кажется, что люди, приходящие сюда за смертельным оружием, прежде тщательно взвешивают своё решение? - волшебница прищурилась, похолодевшим голосом давая понять мужчине, что она как никогда уверена в своих действиях. Однако в его словах было слишком много правды, и, конечно, Марго прекрасно знала, что фортуна может изменить ей, но в любом случае её ждало утешение: её дети получат наследство, и на их пути не будет более жестокого соперника. Им никогда не придётся жить в нищете или боязни лишиться всего от рук безумного сводного брата.
  - Быть может, другого выхода больше нет.
   Лицо волшебницы стремительно побледнело. Она не видела смысла пытаться скрыть от Бёрка то, о чём он и без того осведомлён, и оттого прямо заявила о своих намерениях, подтверждая его уверенное предположение.

  - С удовольствием, -  бесцветно произнесла Марго, скорее отдавая дань вежливости своими словами и согласием испить чаю в этом жутком месте. Отвергнуть предложение было бы, по меньшей мере, грубо, и миссис Роули не стала искать пути к отступлению. Ситуация не станет сложнее, чем сейчас. К тому же, её физическое состояние, пошатнувшееся от нервного напряжения, вызывало опасения, и крепкий горячий чай пришёлся весьма кстати, как любезно предложенный стул, на который женщина тотчас опустилась, расправляя платье, в надежде обрести хоть мнимую иллюзию устойчивости. Но идея устраивать чаепития в окружении мощных артефактов и ядов не приносила облегчения.

+1

6

Это было игрой, эмоциональным поединком. С каждым словом, с каждым своим неспешным и как будто расслабленным движением он подбирался всё ближе, открывал одну прикрытую дверь за другой. Вот здесь она похоронила свою уверенность. Бёрк едва заметно качает головой - не слишком-то глубоко. А вот за этой дверью скрыты все её страхи: он облизывает нижнюю губу, чувствуя, как и эта дверь вот-вот поддастся ему, стоит лишь подтолкнуть немного сильнее. Он чувствовал себя Алисой, упавшей в кроличью нору. Открывал одну дверь за другой, чтобы, наконец, найти ту самую, маленькую, к которой прилагается в подарок сухой паёк с броской этикеткой "съешь меня". Действует предельно аккуратно, как ребёнок, крадущийся в ночи за коробкой печенья через весь дом, через длинные коридоры, искусно обходя все скрипучие половицы.

Рид улыбается, скрываясь в подсобке и возвращаясь через несколько минут с чашкой чая, молочником и блюдцем с бисквитами.
- В самых лучших английских традициях, - он склоняет голову, ставя поднос на магазинную стойку и опирается на неё ладонями, чуть нависая над Марго. Не специально, конечно, просто привычка смотреть сверху вниз на своих подчинённых в министерстве. Он не решается заговорить, обдумывает что-то в своей голове, теряет зрительный контакт, на несколько мгновений забывает, что он не один, становится задумчив, но наваждение проходит так же быстро, как и пришло. Звякает чашка, случайно или намеренно задетая о блюдце.  Звякает связка ключей в подсобке у неуклюжего Борджина. Бёрк знает, что мальчишка может подслушивать. Но и Борджин знает, что ему будет, если Рид узнает об этом. Поэтому мужчина не боится ни говорить в полный голос, не опускаясь до шёпота, ни называть вещи своими именами.

- Люди, приходящие сюда, верят в судьбу и случай. Думают о ближайшем будущем. Будьте выше. Просчитывайте всё до мелочей, каждый свой шаг, думая не о том, выгорит или не выгорит, а о последствиях. Важна каждая деталь. Малейшая ошибка приведёт к тому, что вы окажетесь в Азкабане. Малейший просчёт - и к вам в дверь постучатся авроры.
Он понимает, что может быть сковывает Роули своим взглядом сверху, и отходит от стойки на пару шагов назад.
- Здесь есть много смертельных вещей и смертельных веществ. Артефакты, оружие, яды, от которых нет противоядий. У всех них исход один и другого быть не может.
Внезапно Рид расплывается в улыбке. Он не станет сейчас говорить ей прописную истину о том, что выход есть всегда. Не станет пугать тем, что если к нему, как к руководителю бюро магического законодательства, заявятся авроры, он не станет выгораживать Марго, рискуя попасть под суд, ведь на шахматной доске он фигура крупнее. Он нужен Лорду. А она? Кому нужна она кроме своей семьи?
Но он не отказывается ей помогать. Просто для него смерть - скучно. Гораздо интереснее человеческие эмоции. Поставь перед выбором и смотри, как они рвутся на части, пытаясь ухватить кусок и там, и там, а в итоге оказываясь ни с чем.
- Так медленно и мучительно или быстро и безболезненно? - улыбка ещё не сошла с его лица. Он вновь внимательно посмотрел в глаза Марго, - вы не ответили на мой вопрос, - улыбка шире. Он обнажает ровный ряд верхних зубов, скрещивая руки на груди и не сводя пытливого взгляда.

А в голове внезапно зреет план. В голове зреет решение, выгодное им обоим. Он не поделится им сейчас, во всяком случае не вскроет абсолютно всех карт, оставив козырь в рукаве. Подвижное лицо вновь становится серьёзным. Он хмурит брови и покусывает верхнюю губу, обдумывая внезапные идеи.
- Что скажут ваши дети, миссис Роули, когда узнают, что их мать стала убийцей? Сможете ли вы сами спокойно жить дальше с осознанием, что ваши руки замараны кровью?

+1


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » survivors