А теперь выйдем в ночь и пустимся за коварной обольстительницей, имя которой - приключение!

Harry Potter: Marauders NC-17; эпизоды;
осень 1979 г.

― Только пошли меня, нарглов сын, ― прошипел он, стучась в дверь Скримджера, который наконец-то появился на работе: Грюм прекрасно различал свет под дверью и нервные шаги внутри помещения.
― Только пошли.
И Руфус послал. За теми, кому Грюм доверял. Видимо, главе Аврората тоже осточертело отбрехиваться от ситуации как пустолайке.
Alastor Moody
читать дальше
Вверх страницы
Вниз страницы

Marauders: In Noctem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: In Noctem » Завершённые эпизоды » put a spell on you


put a spell on you

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://68.media.tumblr.com/32ddf56b9cf26ed985e9a6815b7a80a8/tumblr_omb7d0Fftk1ufi5wyo3_500.gif

Дата: 26 апреля 1979 года, вечереет.
Место: дом Роули.

Участники: Margot Rowle, Ernest Forsberg

Краткое описание:
Приём, устроенный в особняке миссис Роули для того, чтобы явить высшему  свету будущего мужа, ознаменовался совсем иными событиями, нежели предполагалось. Марго должна была познакомиться с родным братом жениха, чтобы укрепить грядущий союз, но та встреча обернулась лишь началом долгого пути, ведущего к их погибели.

Отредактировано Margot Rowle (2017-08-14 08:44:07)

+3

2

Эрнест был несколько недоволен положением, в котором оказался. Ему не нравилась идея брата жениться. Сигмунд говорил о преимуществах, о том, что это очень выгодно, что можно расширить бизнес. Эрнест закатывал глаза. Конечно, ведь в Британии их бизнес ждут с распростертыми объятиями. Будто бы ниша продажи магических существ тут пустует. Сигмунд же продолжал настаивать на выгоде и успехе союза. И это тоже совершенно не нравилось Эрнесту. Выросший на историях матери о любви, уважении, понимании, он не мог принять, что брат руководствуется только выгодой. Впрочем, об этих своих взглядах он не кричал. Не хватало только, чтобы брат поставил ему в упрек "розовые очки" или подобную чушь. Эрнест не был излишне романтичным, но все же считал, что смысл брака рушится, если он заключен только из-за денег и выгоды. Должна быть хотя бы взаимная симпатия, привязанность, уважение. Какой-то фундамент. Иначе зачем жениться? Можно просто быть партнерами по бизнесу. Да и еще на все вопросы о том, кто же избранница, Сигмунд только обещал, что Эрнест сам увидит.

Он не мог сказать, что так уж хотел увидеть. Любопытство, конечно, присутствовало в некоторой мере. Раз брак был выгоден брату, то невеста должна быть богатой. Наследница? Вдова? С учетом того, какие истории рассказывали о Британии, возможны оба варианта. Возможно чистокровная. У родителей Сигмунда и Эрнеста не было заморочек по поводу крови, но иногда они намекали, что союз с дамой благородных кровей порадовал бы их вдвое больше, чем просто союз сыновей с любимой женщиной. Да и не приглашали бы их на такую высокосветскую вечеринку, если бы невеста была просто богатой. Наверняка какая-нибудь чистокровная, пустоголовая девица, на которую свалились деньги, а она не знает, куда их приложить. Эрнест бы нисколько не удивился подобному раскладу.

И вот сегодня все должно было решиться. Ему претила сама идея о высшем обществе Магической Британии. Он вполне отчетливо представлял оценивающие взгляды, которые видят нули на твоих счетах, только бросив взгляд на то, как ты одет. И в этом плане Сигмунд расстарался на славу. Он приготовил костюм не только для себя, но и для Эрнеста, что непременно стало бы еще одним поводом для того, чтобы младший Форсберг вспылил, но брат успел уехать раньше. Эрнесту действительно начинало казаться, что пока он отсутствовал, все посходили с ума. А, может быть, он умер? И это все воплощение Ада. Если, конечно, предположить, что он существует. Все наверняка из-за того, что однажды он не совсем законно вывез в Швецию демимаску.

Зная в общих чертах порядки, заведенные в высшем обществе, Эрнест прибыл на место приема вовремя и не ошибся. В доме было пустынно. Любой уважающий себя представитель указанного общества наверняка думает, что его одного ждут, а поэтому появиться нужно с помпой в разгаре вечера, чтобы обратить все внимание на себя. Эрнесту при это представлялась какая-нибудь дама в мехах и бриллиантах под руку с полноватым мужем, который еще и ниже ее ростом. Передав свою мантию домовику, Эрнест решил найти какой-нибудь укромный уголок, где можно будет выпить и поиграть роль мебели. Пройдя насквозь зал, где уже было несколько человек, он приметил подоконник, который подходил для подобных целей, но решил поинтересоваться, куда можно будет сбежать и оттуда. Пути для отступления всегда пригодятся. Пройдя в следующую комнату, он остановился.

У окна стояла женщина. Она выглядела настолько сосредоточенной и задумчивой, что Эрнест сперва решил просто молча выйти. Вряд ли бы она заметила, что кто-то пытался потревожить ее покой, но потом передумал. Он сделал шаг в ее сторону. - Здесь, должно быть, прекрасный сад. Я успел лишь мелком оглянуться, когда прибыл, но я практически уверен в своей правоте, - он знал, что его английский достаточно хорош, потому что за время путешествий именно английский был языком, на котором Эрнест объяснялся с другими людьми. - Простите, что потревожил ваше уединение. Но разве на подобных мероприятиях можно найти покой? - он улыбнулся, протягивая руку, чтобы, конечно, поцеловать руку собеседницы - пусть он не любил подобные мероприятия и вырос практически в лесу и горах, его воспитывали не дикари. - Эрнест Форсберг. А вы..?

Отредактировано Ernest Forsberg (2017-08-14 09:53:06)

+2

3

То был совершенно особенный день. Буквально неделю назад Марго приняла окончательное решение вступить во второй брак с Сигмундом Форсбергом и, хотя официальная помолвка ещё не состоялась, было решено устроить приём, на котором будущий жених будет представлен высшему обществу. Миссис Роули не волновалась так, как трепетно порхают юные девицы, впервые готовясь обрести мужа - её снедали куда более серьёзные и приземлённые переживания, касающиеся бизнеса, детей и того уклада, который был должен сложиться в будущей семье. Однако внешне она сохраняла блаженное спокойствие, и только самые близкие люди знали о её тревогах.
    Пришёл час, к которому были созваны гости, но Марго не спешила одарить своим присутствием уже прибывших, решив, что явится несколько позже, когда уже соберутся все, включая самого Сигмунда, которого ей предстояло познакомить со своими близкими, друзьями  и просто знакомыми. Удалившись в одну из комнат, куда едва ли зашёл посторонний, женщина подошла к окну. Любому, кто оказался бы здесь, пред взором явилась бы лишь стройная спина с россыпью пшеничных локонов, струящихся из двух аккуратных кос, собирающих волосы у лица, и, конечно, можно было бы решить, что волшебница любуется видом на сад, открывающимся из большого окна, однако она глубоко ушла в свои мысли.
   Её покой был прерван внезапно, и, судя по голосу, заговоривший мужчина был ей не знаком. 
   - Вы правы, - не оборачиваясь на голос, отметила женщина, - вам повезло: вы оказались здесь в тот самый момент, когда неистово цветут глициния, магнолия, жасмин и даже тюльпаны. Сад воистину великолепен.
   Раскидистый сад, что окружал дом, был настоящей гордостью миссис Роули. Эта живая красота была творением её чутких рук, в её создание она вложила всю душу и всем сердцем любила своё детище, райский уголок, с её участием неведомым чудом попавший на землю. Конечно, здесь не обошлось без магии. Ранней весной Марго заставляла расцветать те кусты, чей черёд ещё был нескор, потакая своему желанию и желанию своей дочери как можно раньше распрощаться с пасмурной серостью, охватившей всё вокруг после холодной зимы. С ним, казалось, и обитатели дома выходили из зимнего окоченение, оттаивали сердца, и даже ворчливый домовик становился добрее, утаскивая в свою крохотную комнатку тайком сорванный букет васильков. С цветением сада в дом приходила жизнь.
Но то, что вы, заходя в дом, могли увидеть - сущий пустяк по сравнению с местом, где прячется беседка, скрытая от посторонних глаз, - с этими словами Марго отвернулась от окна и тотчас столкнулась взглядом с гостем. Отчего-то этот момент стал для неё неожиданностью, и она уже была готова быстро отвести глаза, но справилась с собой и не подала виду о том, что была застигнута врасплох этим прямым и смелым взором.
   Перед ней был крепкий, хорошо сложенный мужчина, почти юноша, как ей казалось. Он был выше Марго, и для того, чтобы увидеть его лицо, волшебница чуть приподняла голову, и с такого ракурса её собственное выражение лица приобретало лёгкий оттенок упрямства.
  Она скользнула взглядом светлых голубых глаз по чертам гостя, не слишком быстро, чтобы не нарушить этикета, но достаточно внимательно для того, чтобы в голове сложился точный образ. Он был красив и мужественен и в целом производил приятное первое впечатление. Ему хотелось доверять, но Марго была слишком умна для того, чтобы слепо положиться на это мимолётно возникшее впечатление.
   ⁃ Вы можете убедиться в этом лично, если хотите, - с улыбкой предложила хозяйка дома не столько из любезности, сколько по собственному желанию на как можно дольше оттянуть момент появления перед гостями. Марго не была любительницей чересчур многолюдных приёмов, где ей надлежало быть в центре внимания, ведь тогда своим долгом она считала блистать, чтобы видеть неподдельный восторг в глазах всех приглашённых, вызывать уважение и быть поводом неутихающих пересудов. Нет, то не было её душевным велением - необходимостью. Ведь как иначе одинокой женщине, вдове, получившей всё, что имеет, от покойного супруга, укрепить положение в обществе, обрести власть и признание? Иное дело - вечера, когда миссис Роули сама становилась одной из приглашённых. Не создавая пустого шума и не привлекая лишнего внимания, Марго наслаждалась временем, проведённым в окружении чистокровного бомонда. С чувством смаковала вино. Становилась немногословной участницей многих бесед, почти из каждой вынося для себя что-то полезное. Искусно кружила в танцах, цепляя взгляды и вызывая у мужчин охоту вести её под чистые звуки живой музыки. Она плескалась на волнах многоголосья, упивалась сладковатым воздухом, смешавшим в себе запах дорогих сигар, женских духов и громкого бахвальства. Марго казалось, что, находясь в этой перенасыщенной толпе, она чудесным образом не была её частью, не заражалась золотой болезнью лицемеров и болтунов, оставаясь лишь наблюдателем со своей выси.
   Но этот вечер был вечером наслаждений. Его цель была иной.
   Когда молодой человек представился, Роули с удивлением обнаружила, что перед ней - брат будущего мужа. Они были совсем не похожи, по крайней мере, внешне, и если бы он не представился, трудно было бы догадаться об их родстве. Что ж, это был неплохой шанс начать знакомство с будущей семьёй и прощупать почву для создания крепких отношений с Сигмундом, ведь Марго всё ещё верила в то, что ей удастся построить удачный во всех отношениях брак, хотя в её надежде таилась и толика отчаяния.
   ⁃ Марго, - коротко представилась волшебница, и в её голосе мелькнули гордые нотки, словно намекающие на её власть над этим домом, садом и устраиваемым приёмом. Марго намеренно отпустила фамилию, загадывая, догадается ли мужчина о том, что перед ним стоит та, ради знакомства с которой он был приглашён. Эта маленькая игра, будто шалость, позабавила её, вызвав на светлом лице улыбку, принявшую облик дружелюбия. Назвав имя, женщина плавно протянула руку, вложив прохладную кисть в ладонь мужчины, которую он протянул для вежливого поцелуя.

+1

4

Эрнест ни на что особенно не надеялся, приезжая в Британию, а особенно приходя на этот прием. Если быть до конца откровенным, он вообще полагал, что не задержится здесь на долго. Абсолютно никакого в этом смысла не было. Сигмунд познакомится с местной элитой, элита познакомится с ним. Потом помолвка, где будут те же лица. Потом, наверное, несколько месяцев подготовки к свадьбе. Как минимум. Утрясти вопрос денег, бизнеса, решить еще миллион больших и маленьких дел, придерживаться этикета (сам Эрнест сомневался в том, что брат будет "придерживаться этикета" во всех смыслах, если невеста хоть сколько-нибудь привлекательна). В общем, происходить тут будет то, что Эрнесту совершенно не интересно, а следовательно делать ему тут нечего. Побудет до помолвки, потом вернется в Швецию, вернется к работе. У Сигмунда, конечно, были и другие поставщики товара, но самое редкое, самое интересное всегда доставал именно Эрнест, поэтому он нисколько не умалял свою значимость в таком успешном бизнесе брата. На кошечках и совах далеко не уедешь.

И все же он здесь, на этом приеме, а значит нужно хотя бы попытаться проявить дружелюбие. Хорошо, хотя бы нейтралитет. Может быть, все будет не так уж и плохо. И пока Сигмунд будет развлекать невесту, сам Эрнест мог бы попутешествовать по стране, встретиться с заводчиками животных или выяснить, где и кого можно найти в естественной среде. Главное, чтобы не акромантулов. Хотя сам Эрнест не верил в эти слухи. Слишком уж далеко "малыши" забрались от дома, в таком случае. Но сейчас думать о путешествиях было рано. Стоило пережить этот вечер, а сейчас хотя бы первый разговор.

Эрнест бросил взгляд за окно, чтобы снова взглянуть на сад. Если его внутренний компас ему не лгал, то та часть сада, на которую выходило этого окно, не была видима при входе в дом. И там, за окном, все было действительно очень ярко и красочно, настоящее буйство весны.. - А магия - действительно потрясающая вещь, которая позволяет немного играть с природой, - Эрнест улыбнулся, но на этот раз чуть более натянуто. Спина женщины была, конечно, великолепна, но хотелось бы посмотреть на ту, с кем велась беседа. Эрнест всегда нуждался в зрительном контакте, чтобы лучше узнать собеседника, понять его. И какой бы клишированной не была фраза о том, что "глаза - зеркало души" - Эрнест был с ней полностью согласен.

Момент истины затмил то, что до этого произнесла собеседница. Эрнест слышал слова, но их смысл прошел мимо его сознания. Он смотрел на женщину, а она смотрела на него. Будто бы даже разглядывала. Эрнест постарался остаться невозмутимым, только снова едва заметно дрогнул уголок губ в намеке на улыбку, почти вызов. Он уже давно прошел тот этап, когда вспыхивал, стоило кому-то (в особенности даме) задержать на нем свой взгляд. И это был шанс для него самого рассмотреть женщину. Что-то в ее манере говорить и держаться говорило о том, что она взрослее, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, по поводу женщин Эрнест тоже перестал заблуждаться. Любая из них даже в разное время суток, кажется, могла выглядеть и на восемнадцать, и на сорок.

- Убедиться в чем? - слова сорвались раньше, чем Эрнест успел даже подумать об этом. - Ах, да. Сад и беседка, - ситуация повесила Эрнеста, поэтому он широко улыбнулся. Потом, правда, ему пришло в голову, что он мог показаться невежливым, задеть женщину своей невнимательностью (причиной которой являлась сама). И если в большинстве случаев Эрнесту было все равно, что о нем подумает тот или иной человек, то в этот раз брат явно дал понять, что Эрнест должен постараться и никого на этом празднике жизни не выбесить. Чтобы собраться с мыслями, ему потребовалось несколько мгновений. Очень удачно, что как раз в этот момент женщина представилась и протянула свою руку, которую Эрнест слегка сжал, наклоняясь для поцелуя. Этого как раз хватило, чтобы взять себя в руки. - Прошу прощения, - сказал он, выпрямившись. - Подобные приемы мне чужды, и мой навык ведения светских разговоров хромает на обе ноги. Но мне действительно приятно с вами познакомиться, Марго. И это не пустая болтовня. Вы моя первая знакомая в Англии. И это будет для меня честью, если вы согласитесь прогуляться со мной до беседки.

Эрнест жестом предложил женщине взять его под руку, чтобы выйти в сад. Возвращаться в зал, где собирались гости, чтобы наверняка быть единственным, кого они не знают, а следовательно объектом пристального внимания, Эрнест не хотел. Его устраивала компания новой знакомой. - Я открою вам секрет, но обещайте, что никому не скажете, - Эрнест слегка повернул голову, чтобы посмотреть на собеседницу, глаза его смеялись. - Я в бешенстве. Нет, серьезно. Меня долго не было дома, а когда я вернулся, мой брат сказал, что хочет жениться. На англичанке! Притащил.. простите, пригласил меня сюда, чтобы я мог познакомиться с его избранницей, а сам ничего мне о ней не рассказал. Я не могу списать это на недоверие, ведь обычно у нас не было секретов друг от друга. Но что тогда? Быть может, он боится конкуренции? Но в таком случае, неужели он не доверяет своей невесте? - ситуация действительно получалась комичной. Эрнест совершенно не понимал, почему брат не рассказал ничего. У них, конечно, не было достаточно времени для задушевных бесед, но Сигмунд мог поделиться хотя бы минимум информации.

Отредактировано Ernest Forsberg (2017-08-19 19:43:47)

+1

5

Новый знакомый показался Марго несколько рассеянным, и, когда собственная неловкость заставила Форсберга рассмеяться, женщина почувствовала, как эта открытая широкая улыбка заставляет что-то шевелиться внутри, а по спине, обтянутой пудровым бархатом, пускает вереницу щекотливых мурашек. Такие ощущения могли бы быть вызваны звонким человеческим смехом в царстве мёртвых, где на лицах лишь темнели скупые холодные улыбки, не наделённые живыми чувствами. И отчасти то было действительно так, ведь порой могло показаться, что в окружении Роули люди улыбались не по велению сердца, а по зову кошелька и ради достижения задуманных целей. В её мире любая улыбка могла оказаться простой разменной монетой. Но этот смех вершил судьбу.
    ⁃ Не хочу показаться грубой, словно уличая Вас во лжи, но Вы не производите впечатление человека, жаждущего познакомиться со всеми людьми, что вот-вот соберутся в доме, - и Марго оказалась совершенно права, ведь последующие слова мужчины окажутся самым ясным тому подтверждением.
       Миссис Роули уже давно привыкла к обмену любезностями, сопутствующими знакомству, и не воспринимала их никак иначе, нежели пустую дань вежливости. Однако юноша прямо заявил о претензии на искренность, заставляя тем самым задумываться над его словами и ещё больше сомневаться в их честности. Женская интуиция всё ещё продолжала твердить о доверии, но разум не позволял воспринимать сказанное гостем всерьёз. Иными словами, Марго, как всегда, осторожничала, не желая купиться на красивые речи, но делала вид, будто мужчине удалось убедить её в чистоте своих намерений.
    Несмотря на всё это, Эрнест принял предложение осмотреть сад с большой охотой и даже, как показалось Марго, обрадовался такой идее. Что ж, в чём-то они были похожи, ведь оба изо всех сил оттягивали момент появления на приёме. Только вот мужчина хотел избежать встречи с невестой брата, не подозревая о том, что их знакомство уже состоялось. Интересно, каково же будет его изумление, когда все карты будут раскрыты?
    Мужчина галантно предложил локоть, и, осторожно взяв под руку Эрнеста, Марго с лёгким кивком головы повела его в сторону, противоположную той, откуда тот пришёл. Им предстояло пройти через коридор, ведущий к личным комнатам, и хозяйке оставалось лишь надеяться, что ей не встретится один из пары домовиков или, что ещё хуже, дети, которые в два счёта выдали бы её игру. 
  ⁃ Я бываю здесь... чаще, чем вы можете представить. Мы можем выйти в сад, минуя гостей,- пояснила волшебница, тщательно подбирая слова, чтобы её нельзя было уличить во лжи, а лишь в недосказанности. Во всяком случае, ей не хотелось прослыть подлой обманщицей, хотя отчего-то ей казалось, что этот мужчина был бы последним, кто осудил бы её за эту почти детскую шалость. Он вообще производил впечатление настолько неоправданно приятное, что это не могло не настораживать Роули, поскольку зачастую в светских кругах приятное первое впечатление было обратно пропорционально искренности.

   К счастью, на пути им никто не встретился, и эта довольно-таки комическая сцена получила шанс на дальнейшее развитие. Пара достаточно быстро миновала двойные двери на задний двор, и едва они вошли из здания, как их глаза застелил приглушённый весенний закат, густыми масляными красками замешанный прямо на небосводе, выступающем из-за пышных крон взлелеянных деревьев. Воздух был тягуч и перенасыщен томными ароматами цветов, которые, как могло показаться, занимали каждый дюйм этого сада, едва ли оставляя свободное пространство, но впечатление было обманчиво из-за столь продуманно расположенных посадок. В глубь расцветающего двора вела каменная дорожка, разветвляющаяся в нескольких направлениях, но миссис Роули весьма целенаправленно придерживалась выбранного пути, с наслаждением разглядывая красочные плоды своих трудов. Признаться, она не слишком любила видеть посторонних в её Эдеме, и её решение пригласить сюда незнакомца вызвало бы изумление у её близких, но, признаться, Марго уже просто смирилась с мыслью о том, что скоро в её доме будет жить совсем посторонний человек, а делить имущество с живым мужем - дело совсем неблагодарное. Пора было хотя бы немного приоткрыть створку в свой мир, ведь после смерти мужа, выстраивавшего эти вымышленные границы, прошло уже столько лет...
     ⁃ Обещаю, эту тайну я оставлю при себе, - не без мысленной иронии заверила волшебница, когда Форсберг вдруг завёл речь о секрете. Она даже ни на секунду не усомнилась в том, что её собеседник достаточно умён для того, чтобы делиться по-настоящему важной тайной, однако даже из незначительных разговоров всегда можно вынести для себя что-то полезное. И вновь оказалась права, потому что мужчина самостоятельно заговорил о своём отношении к намечающемуся браку. Марго была невольно удивлена тому, с какой уверенностью он коснулся так интересующей её темы, словно отвечал на вертевшейся в её мыслях, но так и не заданный вопрос.

  ⁃ Вы не доверяете вкусам брата? Думаете, его избранница будет так плоха?
   Сделав ещё несколько неспешных шагов, заставляющих колыхаться подол длинного платья, но так и не дойдя до беседки, Марго остановилась и повернулась к мужчине, оказавшись к нему так близко, что пришлось вскинуть голову, чтобы видеть его лицо.
   ⁃ Или, быть может, это Вы боитесь конкуренции? - лукаво поинтересовалась волшебница, откровенно провоцируя Эрнеста.
   Задав этот вопрос, глядя прямо в глаза собеседнику, она смущённо опустила взгляд. Она являла собой наивную невинность, словно желающую познать правду, но в её обманчиво мягком голосе не обошлось и без вызова.

+1

6

Всей душой Эрнест не любил не столько сами великосветские приемы, находиться среди людей, быть в центре внимания ему даже нравилось, дело было в тех людях, под чьими взглядами он оказывался. Ему нравились честные и открытые взгляды, слова без второго, третьего, а то и какого-нибудь десятого дна и подтекста. Он не любил разговоры о том, кто с кем спит, кто кому нравится, а кто бы с удовольствием отравил нескольких здесь присутствующих. Эрнест умел, но совершенно не любил вести подобные беседы, предпочитал отмалчиваться и выполнять функцию мебели, если все же оказывался в компаниях, где все будто бы дружили, но на самом деле мечтали разорвать друг другу глотки. Возможно, он поторопился, причисляя этот прием к уже известным, но вряд ли был слишком далек от истины.

Именно поэтому он как за соломинку ухватился за предложение прогуляться. Можно было посмотреть на дом, на сад, собраться с мыслями, оценить обстановку, познакомившись хотя бы с одним представителем общества, в котором ему сегодня пришлось оказаться. По одному, конечно, нельзя судить о всех, но к концу прогулки Эрнест уже мог обладать какими-то знаниями и подсказками, которые бы не дали ему ударить в грязь лицом. Кто здесь будет? Сколько человек здесь будет? Знают ли его брата? И как к нему относятся? И кто же, черт возьми, невеста брата? Вопросов было слишком много, но задавать их прямо, конечно, было невозможно. Стоило прислушиваться, продолжать играть в эдакого дурочка-простачка. Впрочем, игры тут было не много. И заключалась она лишь в том, что Эрнест выбирал нужные слова и реакции, которые, впрочем, оставались совершенно искренними. Эрнест знал, что ему не под силу тягаться с теми людьми, которые могут выстроить несколько этажей лжи, лести и притворства и не потеряться в этом. Сам бы Эрнест погорел почти сразу, просто запутавшись в показаниях.

- Потому что я таким и не являюсь, - Эрнест снова улыбнулся. - Не подумайте, что я отношусь к людям, которые соберутся здесь, предвзято. Ведь я их совершенно не знаю. Уверен, что среди них есть и хорошие. Но я больше привык к обществу животных, а им неведомы человеческие игры в дипломатию. К сожалению, в этих играх не силен и я, - он пожал плечами абсолютно равнодушно, явно давая понять, что не слишком сожалел об отсутствии этого умения.

Тем временем, новая знакомая уводила Эрнеста вглубь дома, а совершенно не туда, куда он думал они могут пойти. Сомнение кольнуло, заставив внимательнее приглядеться к Марго. Она совершенно точно знала, что она делает, куда она идет. Но развить эту мысль у Эрнеста не получилось, потому что Марго уже сама объяснила знание этого дома. Эрнест почти смущенно хмыкнул. - Значит, бываете часто? Подруга хозяйки? Видите, я совершенно неловок в этих многоступенчатых беседах. Теперь буду пытаться вспомнить, не дал ли я Вам повода для сплетен, не обидел ли я заочно хозяйку дома, - он покачал головой. Эрнест бы еще и глаза закатил, но это бы совершенно точно не вписывалось даже в самые вольные каноны светских бесед в приличном обществе.

Впрочем, за такое короткое время он вряд ли мог как-то скомпрометировать себя или брата. Разве что это неосторожное высказывание о том, что он в бешенстве. Но это лишь шутка, которая является абсолютной правдой. Эрнест размышлял, была ли невеста такой же скрытной, как и его брат? Может быть, ее подруги тоже ничего не знают о грядущей свадьбе, о женихе, а сейчас он раскрыл информацию. Но вряд ли Марго успеет что-то кому-то рассказать. Ведь сейчас она здесь, рядом с ним, а потом все уже будет объявлено. Сигмунд,, помолвка, а между делом и он сам. Долго сомневаться и мучиться угрызениями совесть у Эрнеста просто не получилось. Во-первых, ничего непоправимого еще не произошло, а значит зачем волноваться? Во-вторых, он был поражен красотой сада, которая открылась во всем многообразии, как только Марго и Эрнест вышли из дом на задний двор.

- Это настоящий Рай, - Эрнест осматривал сад, пытаясь запомнить прекрасную картину. От аромата цветов немного кружилась голова, но это лишь дополняло общее впечатление. - Англичане не зря славятся своими садами. У того, кто создал этот сад, золотые руки, - он не льстил и не лукавил, лишь говорил о том, что видел. Сад был роскошным, и Эрнесту вряд ли удавалось видеть настолько продуманный и красивый сад, принадлежащий частному лицу. Если бы ему дали выбор, Эрнест бы выбрал остаться здесь, а не идти на растерзание высшему обществу Британии. Он бы предпочел компанию своей новой знакомой, правда, сменил бы тему беседы, потому и сейчас невольно расстроенно цокнул языком, когда все вернулось от прекрасного к совершенно обычному и земному.

- Ах, Марго, - Эрнест тоже остановился и посмотрел на женщину с легкой улыбкой. - Не пытайтесь поймать меня на слове или каких-то обвинениях. Как я уже говорил, я не отношусь предвзято к тем, кого не знаю. А невесту брата я не знаю. Я не имею право говорить о ней плохо. Тем более, женщина, которой принадлежит этот сад просто не может быть скучной или обделенной вкусом, а это уже не мало, - сад действительно произвел на Эрнеста самое положительное впечатление, заставляя заранее проникнуться симпатией к тому, кто - или под чьим чутким руководством - создал эту красоту.

Следующий же вопрос Марго застал Эрнеста врасплох. Он всем своим существом чувствовал подвох, но женщина выглядела лишь слегка подтрунивающей, но не пытающейся разгадать слабые места. Эрнест чуть прищурился. - Возможно Вы отчасти правы - я жуткий собственник. Но кто без греха?

Отредактировано Ernest Forsberg (2017-09-06 21:17:36)

+2

7

С каждым словом мужчины Марго всё больше проникалась к нему симпатией, ведь хоть слова его и были просты и бесхитростны, но в них была своя правда, да и логики было не занимать. Тем самым Эрнест производил впечатление человека искреннего и справедливого, но, кто мог обещать, что первый взгляд не будет обманчив, а его слова не разойдутся с делом? Однако миссис Роули старалась не выступать в роли чересчур подозрительной личности, отвергающей всё хорошее в незнакомых ей людях, и потому лишь с удовлетворением отмечала про себя, что этот молодой человек ей приятен. И даже немного удивительным был тот факт, что вести разговор с Эрнестом было куда проще и гораздо занимательнее, нежели с его братом, который был далеко не так приветлив и открыт с новыми знакомыми и всё больше говорил о делах, не отступая от сути. 
  - Скажем так, я была близка с мистером Роули, - и вновь её слова не были обманом.
   Женщина умело лавировала словами, вытворяя такие манёвры, чтобы её было невозможно уличить во лжи, но затрудняя процесс распознавания в ней хозяйки приёма. Впрочем, уже с последними словами гостя она поняла, что не добьётся от него ни единой сплетни, ни одного недоброго слова в адрес наречённой невесты Сигмунда, поскольку он достаточно умён для того, чтобы быть осторожным в беседах со светскими дамами, а женщина, стоявшая перед ним, совершенно точно относилась к их числу. Об этом говорило всё, начиная от её внешнего вида, заканчивая тем, как она себя держит, как говорит и даже как скользит взглядом по лицу при знакомстве.

   Как и любая женщина, Марго была весьма чувствительна к похвале, а когда дело доходило до восторгов, выражаемых по поводу сотворённого ей сада, то её тщеславие и вовсе возносилось до небес. И было бы очень глупо, если бы именно в этот момент она раскрыла бы свою игру, а ей ведь так хотелось гордо сверкнуть взглядом и поблагодарить Форсберга за столь лестные отзывы о её сокровище. Но вместо этого, умело держа себя в руках, волшебница улыбнулась и кивнула, всего лишь соглашаясь со сказанным:
   - Вы правы, я даже представить себе не могу, сколько времени и сил уходит на поддержание такой красоты, - и не представляла: занимаясь садом, миссис Роули теряла счёт времени и не жалела ни секунды, потраченной на его обустройство. Это занятие было для неё если не священным, то, как минимум, ритуальным, приносило покой и упоение, позволяя отвлечься от рутинных забот или, напротив, как следует поразмыслить над скопившимися думами.
    Не дожидаясь, пока мужчина продолжит движение после короткой остановки, вынужденной выразительным моментом в беседе, волшебница легко высвободила руку, позволив ей выскользнуть из сгиба локтя сопровождающего, и сделала несколько стремительных шагов в изначально затеянном направлении, а затем обернулась, едва различимым кивком головы приглашая гостя последовать за ней. Хозяйка сбавила темп, чтобы Эрнест смог поравняться с ней и вновь идти рядом, однако не взяла вновь под руку, сочтя это излишним.

   - Неужели Вы боитесь, что Ваш брат потеряет голову? - смеющейся интонацией произнесла Марго, своим тоном выражая шутливость, но её глаза, в уголках которых хоть и возникли улыбчивые морщинки,  были достаточно серьёзны.

       Они вышли в дальнюю часть сада, уже не пестрящую таким буйством красок. На смену разнообразию цветов пришли кусты классических белых роз и живая изгородь, а восторженное вдохновение сменилось странным ощущением покоя и защищённости. Пели птицы: их живые мелодии доносились из просторной клетки с витиеватыми прутьями - утолённая матерью прихоть Фрейи. Марго прошла ещё немного и завернула по узкой тропинке меж клеткой и виноградной стеной: едва ли чужой человек догадался бы о том, что там есть проход, но виноградная изгородь оказалась вовсе не увитым забором, а стеной уютной, но просторной беседки. Перед ней на небольшом закутке стоял миниатюрный фонтан в стиле барокко и круглый каменный столик под стать ему. На последнем стояла тарелка со спелыми яблоками и грушами. И это был один из любимых элементов созданного Марго сада.
      Елизавета Горницина, ныне Элизабет Эббот и мать Марго, выросла в Петрограде и была знакома с тонкостями придворной жизни, пусть и совсем мимолётом, более по рассказам. В Петродворце, некогда императорской резиденции, было распространённым такое своеобразное, но забавное развлечение, как фонтаны-шутихи. Идею одного из них Элизабет преподнесла своей дочери, и та, сочтя такое развлечение весьма остроумным, воплотила её в жизнь, и теперь каждый, кто решал отведать фрукт с этого блюда, был обречён немного намокнуть под тонкими струйками прохладной воды, распыляемой из едва различимых отверстий литой столешницы.
   - Угощайтесь, здесь очень вкусные фрукты, - очаровательно улыбаясь предложила Марго, обводя ладонью плавный полукруг в воздухе, указывая на стол. При этом весьма предусмотрительно, будто продолжая свой путь в беседку, отошла так, чтобы брызги не коснулись её тонкого платья.

+1

8

Еще час назад Эрнест  не желал появляться в этом доме, а несколько дней назад и вовсе отказывался ехать в чужую страну. Он думал, что там его ждет исключительно скука. Скучные чопорные люди. Скучные приемы. Скучные разговоры. Он представлял это и ему заранее становилось мерзко от того, что ему было необходимо вариться в этом. Брат ожидал от него не только присутствия, но и оценки, взгляда со стороны. Об этом не говорилось, но это подразумевалось. Эрнес не понимал, почему брат ждет от него этого? Ведь решение принято, что изменит мнение Эрнеста? Тем более, настроен он был скорее отрицательно, чем хотя бы нейтрально. Но это было несколько дней назад. Несколько часов назад. Когда Эрнест увидел приготовленный для него выходной костюм.

Сейчас Эрнест бы не хотел оказаться в этом доме, в обществе этой женщины в том, в чем он изначально собирался придти на вечер, одним внешним видом показывая, что это общество для него ничего не значит. Иногда Эрнест понимал, что ведет себя как мальчишка, но это не всегда получалось контролировать. В их семье взрослым и мыслящим был Сигмунд. Нужно же было кому-то занять нишу вечного ребенка и бунтаря. Эрнест прекрасно с этим справлялся. Однако сейчас худшая сторона этих качеств будто бы отступила назад. Эрнест был искренним, любопытным и внимательным, но не перегибал палку, боясь оттолкнуть новую знакомую, в компании которой оказалось так приятно проводить время. Их беседа, пусть и довольно поверхностная, не вызывала в Эрнесте раздражения, как обычно бывало во время пустой светской болтовни. Он действительно слушал Марго, присматривался к ней, стараясь не упустить ничего. Ни единого слова, ни одного жеста, даже взмаха ресниц.

Эрнест только кивает на замечание Марго о ее знакомстве с бывшим хозяином этого дома. В любое другое время он бы не постеснялся высказать двусмысленный комментарий о предполагаемой почве этого знакомства, но задевать Марго не хотелось. Ведь она могла расстроиться, могла оскорбиться и уйти. И тогда Эрнест бы расстроился сам. И вовсе не потому что провалил задание брата "вести себя прилично", а потому что лишился бы общества своей спутницы.

Пока они продолжали свой пусть вглубь сада, Эрнест рассматривал окружавшую его красоту. Он тоже не мог представить, сколько сил и времени может уходить на то, чтобы все было настолько идеально. Поддержание такой роскоши в безупречном виде возможно, если этим занимается полчище слуг. В такое Эрнест еще мог поверить. Но один человек? Даже если с помощью магии. Это действительно больше похоже на чудо.

- Потеряет голову? Сигмунд? - Эрнест слишком увлекся созерцанием сада и совершенно перестал следить за своим языком, поэтому удивление и сарказм в вопросе были настолько очевидными, что не заметить их было невозможно. Только поняв собственную ошибку, он вновь посмотрел на Марго, но теперь с виноватой улыбкой. - Простите. Я ни в коем случае не хотел компрометировать брата. Но он не из тех, кто теряет голову. Тем более от любви. Хотя, возможно, не было достойной кандидатуры. Мне хочется верить, что союз моего брата окажется не только плодотворным сотрудничеством, но и чем-то большим. Я искренне желаю ему этого. И не только ему, - Эрнест продолжил свой путь за Марго, мечтательно улыбаясь.

Пройдя за Марго, Эрнест оглянулся и удовлетворенно кивнул. Вот, значит, какой дивный уголок, какая потаенная беседка. Не зря Марго о ней говорила. Здесь действительно было... хорошо. При всем желании Эрнест не смог бы подобрать более подходящего слова, чего-то более красноречивого или яркого. Здесь, в этой беседке, Эрнест практически забыл о том, где он в действительности находится. Дом, в котором продолжали собираться высшее общество, эти безжалостные акулы, остался будто бы где-то в другом мире. Здесь же был только свежий воздух, разнообразие цветочных ароматов, пение птиц и Марго. Возможно, именно последний пункт решал больше предыдущих. За время их короткой прогулки Эрнест проникся симпатией к этой женщине.

- Знаете, - Эрнест даже чуть понизил тон голоса - в этом месте не хотелось говорить громко. Он обошел столик с фруктами, но не решился протянуть к ним руку, хотя выглядели они очень аппетитно. Между тем, Эрнест продолжал будто бы прерванную мысль. - Наши родители поженились по любви. Они родственные души. Я с детства мечтал о том, что у нас с братом будет также. Я не вижу для себя иного пути. Либо я женюсь по любви, либо не женюсь вообще, - на этих словах Эрнест все же потянулся за особенно приглянувшимся яблоком. Но он не успел его даже попробовать, как тут же был облит водой. От неожиданности от даже отшатнулся, замер, а потом рассмеялся. - Ах, Марго! Какое истинно женское коварство! Ну, и что же мне теперь делать? Разве в таком виде я могу явиться к гостям? - Эрнест показал на свой намокший костюм, однако укор в его интонациях был скорее шуткой, чем обидой. - Теперь Вы моя должница. Но я знаю, как вы сможете искупить свою вину. Обещайте мне, что мы увидимся с Вами снова. Только мы с Вами. Может быть, Вы покажете мне Лондон? Признаться, я почти нигде не бывал.

+1

9

Конечно, как любая светская леди Марго умело получала всю интересующую её информацию в пустой светской беседе, но сейчас её целью вовсе не было выведать всю подноготную семьи Форсбергов, хотя она и пыталась невзначай прощупать почву, дабы с малейших слов сложить в голове размытую картинку грядущего семейного будущего. Новый знакомый и сам был достаточно осторожен в своих ответах, но всё же по его реакциям уже можно было сделать некоторые выводы. И, увы, пока не все они были утешительными.
   Так, услышав невольно вырвавшийся из уст мужчины сарказм по поводу отношения Сигмунда к женщинам, в какой-то миг Марго преобразилась в лице: улыбка вдруг покинула его, как и сбежала краска. Она нутром чувствовала, что всё не так просто, как то пытался обыграть младший Форсберг; её посетило недоброе предчувствие, что собеседник что-то скрыл в попытке смягчить собственное высказывание и не осквернить имя своего брата нелестными отзывами.
   К счастью, реакция Марго осталась незамеченной Эрнестом, и та успела одёрнуть себя, вернуть на лицо то самое спокойно-вежливое выражение с оттенком искренней заинтересованности: мысленно она отругала себя за поспешность выводов, ведь совершенно недопустимо раздувать из мухи слова, до глупого преувеличивая услышанные интонации. То могли быть додумки взбудораженного сознания. Именно так миссис Роули внушала себе равнодушный покой на душе, прекрасно зная, что сейчас ни в коем случае нельзя поддаваться панике: обычно это приводит к поспешным решениям, которые далеко не всегда оказываются верными. Стоило повременить, ведь пока у неё были пути к отступлению, хотя, признаться, она ни на секунду не задумывалась о расторжении негласного договора с Сигмундом - лишь о путях решения вероятных проблем.
  - О, я прекрасно знакома с таким типом мужчин, - нашлась с ответом волшебница, вспоминая о своём покойном супруге. Тот определённо относился к числу мужчин, не поддающихся женским чарам и не готовых сложить свою голову на плаху любви, готовых сохранять рассудок даже с самыми невероятными представительницами прекрасного пола.

  - Как бы я хотела иметь мужество мечтать о таком, - понизив голос, сделав ещё более тихим, чем у собеседника, проговорила Марго, предполагая, что её слова могли и не долететь до ушей спутника, затерявшись в журчании фонтана. Это было чистосердечное признание, которое, возможно, ему и не стоило слышать, но вдруг...
   Рассуждения Эрнеста вызывали в миссис Роули противоречивые чувства. Это были слова пылкого мечтателя, ещё не до конца знакомого с законами жизни и отчаянно верившего в свои слова. Или, напротив, Марго попала в жестокую ловушку сознания, клетку общества, не позволяющую ей думать о том, что в её судьбе всё могло быть совсем иначе? Так или иначе, женщина испытала зависть к этой чистой вере в светлые горизонты. Она опустила взгляд, словно испытывая смущение от только что произнесённых собой полушепотом слов.

   Как и следовало ожидать, Эрнест тут же попался в подготовленную ей ловушку. И дело было вовсе не в нём: просто не было ещё человека, не купившегося на эту маленькую шалость. Марго не сдержала смеха, такого же негромкого, но чистого и звенящего: боясь показаться невежливой, женщина тут же прикрыла ладонью рот и постаралась сразу же перестать смеяться, но всё же не смогла сдержать честной улыбки. Пострадавший тоже смеялся, что говорило о том, что он ничуть не обижен на то, что оказался объектом розыгрыша, и его лёгкий беззаботный смех был заразительным. Но всё же волшебница быстро обуздала свои эмоции, всё ещё продолжая улыбаться.
  - Простите, Эрнест, я не смогла удержаться...
Миссис Роули тут же направилась к мужчине, доставая из крошечного неразличимого кармашка, припрятанного в складках юбки, белоснежный платочек, вышитый кружевом. В её платье нельзя было укрыть волшебную палочку, и оттого с результатами розыгрыша она могла бороться лишь подручными средствами.
  - Сейчас... Позволите? - женщина подошла ещё ближе и стала осторожно краешком платка промакивать капли воды с костюма. Её небесный взгляд поднялся вверх, случайно столкнувшись с внимательными глазами Форсберга, и она тут же вновь опустила его, несколько раз часто моргнув.

  Когда Эрнест заговорил о новой встрече, ведьма немало удивилась, но не подала виду. Давно уже ей не поступало таких предложений, будто бы она была свободной женщиной, встречи с которой, свидания можно было бы искать. Младший Форсберг перешёл к флирту так открыто, что буквально заставил Марго опешить, и она так и не успела найтись с ответом. В этот момент из-за зелёной изгороди послышался шелест: через мгновение, шурша юбками, показалась миссис Аббот: невысокая, но статная светловолосая женщина, удивительно напоминающая хозяйку дома величавыми движениями. Она улыбалась так, будто знает что-то такое, не доступное умам прочих.
   Марго вздрогнула от неожиданности, когда обнаружила, что их с Эрнестом уединение было нарушено, и тут же опустила руки, в которых сжимала влажный платок.
  - Дорогая, я вижу, ты уже познакомила гостя с петроградскими фонтанами, - насмешливо произнесла волшебница, с улыбкой кивнув незнакомому юноше вместо приветствия. Она скользнула оценивающим взглядом по обоим присутствующим, на несколько лишних секунд задержавшись на Эрнесте, а потом вновь посмотрела на миссис Роули.
   - Гости уже собрались, пора бы их поприветствовать, Марго, - с этими словами миссис Аббот, буквально копируя недавний жест Маргарет, кивнула головой, приглашая её последовать в дом, однако не стала ждать и направилась в дом, тут же скрывшись за стеной беседки, увитой виноградом.
  Когда матушка исчезла из виду, Марго как-то особенно смело посмотрела в глаза магу. Теперь, когда карты были раскрыты и он знал, с кем беседовал всё это время, она ощутила привычную властную уверенность, практически превосходство - и ни капли вины.

Отредактировано Margot Rowle (2017-09-10 21:32:16)

+1

10

Эрнест понимал, что все правила светской беседы предполагают, что он должен ходить вокруг да около, не говорить ничего прямо, попытаться намеками узнать расположена ли к нему Марго, а потом узнать еще миллион вещей, которые достаточно вторичны, а потом и вовсе теряют всякий смысл. Это было долго. Это было нудно. Это было скучно, в конце концов. Эрнест хотел все здесь и сейчас. Он думал о том, что если ему придется задержаться в Британии, то он хочет провести время с людьми, которые ему, как минимум, приятны. И за время, которое Эрнест провел с Марго, она показалась ему очень располагающей к себе и интересной женщиной. Сигмунд наверняка будет занят своими делами, будет занят своей невестой, которую тоже нужно развлекать, с которой нужно знакомиться лучше. И если Эрнест найдет себе компанию, то брат будет только рад.

Впрочем, глядя на Марго, Эрнест засомневался. Возможно,он поторопился? Не столько со словами, сколько с выводами. Марго, может быть, пригласила его прогуляться, но ведь это не значило, что за время прогулки она тоже успела проникнуться к нему симпатией. В конце концов, он был просто иностранцем, чужаком. Приглашение могло быть актом вежливости, не более. И тем не менее. Пока женщина, достав платок, пыталась исправить ситуацию с намоканием костюма, Эрнест думал о своей одежде в последнюю очередь. Он рассматривал Марго, которая теперь оказалась ближе к нему, чем была до этого. Эрнест даже дышал очень осторожно, просто смотрел. Он бы никогда не подумал, что просто смотреть на кого-то будет так... интересно? Нет, это было совсем не то слово. Когда же Марго подняла на него взгляд, задав какой-то вопрос, Эрнест просто улыбнулся и кивнул. Ему было все равно, что происходило сейчас. Ему хотелось только того, чтобы мгновения, когда Марго стояла вот так близко, дотрагиваясь до него, длились вечно. Но этому, разумеется, не суждено было произойти.

Эрнест заметил шелест листвы раньше, чем до конца осознает, что происходит. Тут уже сработали инстинкты человека, который привык прислушиваться к любому шороху, чтобы выжить (в конце концов, Эрнест по миру не только необычные породы котиков собирал). Именно поэтому он сделал шаг назад, чтобы расстояние между ним и Марго нельзя было назвать каким-то двусмысленным. И он не ошибся. Когда он повернул голову, чтобы посмотреть на человека, который нарушил такой спокойный и приятный момент, он увидел женщину очень похожую на Марго. Она чувствовала себя абсолютно уверено, не утруждала себя ненужными словами. Это насторожило Эрнеста, как и ее первая фраза. Но если сначала он лишь слегка нахмурился, то потом его губы тронула улыбка. На этот раз невеселая.

Он, конечно, мог сослаться на тысячу причин, мог бы придумать сотню оправданий, чтобы еще хотя бы на мгновение продлить прошлые ощущения. Дать волю своей фантазии, которая уже унесла его далеко вперед. Не в этот вечер, который Эрнест был готов пережить. Нет, мысленно он уже был в тех днях, когда Марго могла бы вернуть маленький долг, проведя ему небольшую экскурсию. И теперь он понимал, что даже если Марго и будет проводить экскурсию, то предназначаться они будут Сигмунду, а Эрнест просто будет ходить за ними хвостом и делать вид, будто бы ему тоже интересно слушать о цифрах, графиках, успешности и благополучии. Впрочем, Эрнест быстро взял себя в руки, стараясь ничем не выдать своей досады и разочарования.

- Видимо, теперь мы окончательно знакомы, Марго, - Эрнест даже достаточно церемонно склонил голову в поклоне. - А я еще так удивился, откуда же такой интерес к моей скромной персоне и пустой болтовне, - Эрнест не смог скрыть горечи в интонации. Он был задет. То, что он принял за искреннее желание познакомиться, вдвоем уйти от толпы. Нет, возможно, их желания действительно совпадали. Вот только Марго явно руководили иные мотивы. - Простите, если показался Вам невежливым. Как я уже говорил, я ничего не имею против Вас лично. Я просто.. - Эрнест неопределенно взмахнул рукой. Слова не находились. - Впрочем, не буду занимать Ваше время своими оправданиями. Ведь все, что я скажу сейчас, будет звучать, как оправдания. Надеюсь только то, что наша прогулка не отбила у Вас желания выходить замуж за моего брата, иначе я вернусь к родителям по частям и пойду на корм драконам, - на этот раз Эрнест снова весело улыбнулся. Сигмунд, конечно, никогда не поступил бы так с собственным братом, но он точно был бы недоволен. И будет недоволен, если узнает, что Эрнест снова вел себя не так, как нужно вести себя в приличном обществе.

Эрнест понимал, что сейчас им нужно будет уйти. Марго выйдет к гостям, представит им Сигмунда, как своего жениха, Эрнест сыграет роль мебели, как и было запланировано. Но сейчас, в последнюю секунду, он протянул к Марго руку и придержал ее за запястье. - Прошу Вас. Оставьте эту прогулку в тайне, - оставьте ее только мне. - Сигмунд может неправильно понять. Я не хочу этого. Мы познакомимся с Вами заново, в доме.
Так будет правильно.

Потому что все, что было до этого - не должно было произойти.

Потому что все, что на какое-то мгновение показалось реальным - не могло случиться.

Только не с ними.

+1

11

Матушка всегда имела обыкновение появляться внезапно, в тот самый момент, когда могла застать что-то интересное. И хотя сейчас Марго не совершала ничего преступного, ей казалось, что она делает что-то неправильное, предосудительное, и миссис Аббот словно явилась знаком свыше: эти минуты, проведённые с гостем, должны были прекратиться немедленно.  Маргарет казалось, что в этот миг судьба резко развернула свой вектор, приблизив переломный момент в течении её жизни; это ощущение было таким отчётливым и ярким, но всё ещё представлялось неправдоподобным, ведь сколько таких встреч проходило во времени, не оставляя отпечатка на грядущем будущем. Но им сейчас было невдомёк, что это мимолётное знакомство губительным клеймом будет запечатлено на их жизнях, не оставив ни единого шанса забыть.
    Когда Элизабет вновь оставила пару наедине друг с другом, позволяя закончить разговор, но, вероятно, уже заподозрив что-то неладное, миссис Роули не могла предугадать реакции Эрнеста на это внезапное разоблачение. Собиралась ли она сама признаться ему в своей роли? Разумеется. И это откровение стало бы для нового знакомого ещё более потрясающим, ведь только в доме, когда она предстала бы перед гостями в своей непревзойдённом радушии, он узнал бы о том, что ему довелось познакомиться с хозяйкой гораздо раньше, нежели он мог предположить. Но теперь, когда её карты были раскрыты третьим лицом, чего она вовсе не ожидала, всё вышло из-под контроля и свернуло не по той тропе. Ей казалось, что всё должно было случиться совсем иначе.
    Марго не без удивления поняла, что Форсберг был задет тем, что его, можно сказать, водили за нос так бесцеремонно. И если сперва волшебница была уверена в том, что эта ничтожно малая шалость не стоит обид, то после слов мужчины, она почувствовала укол совести, будто своей выходкой она не оправдала искреннего доверия нового знакомого. Она начисто отказывалась верить в то, что Эрнест всерьёз воспринял всё произошедшее, и больше всего ей хотелось теперь вырваться из прохладного ореола и, взяв его лицо в свои ладони и заглянув прямо в глаза, сказать, что всё, сказанное ей, не было ложью; что правды она сказала и, что главное, показала куда больше, чем утаила. Она хотела оправдаться, но не могла себе этого позволить в полной мере. 
   Марго уже собралась было направиться в дом, не ответив ни словом единым на всё сказанное, но её тонкое запястье оказалось в нарочито осторожном плену Эрнеста: с изумлённо вскинутыми бровями женщина обратила взор на мужчину, так бесцеремонно вторгшегося в её личное пространство, касаясь тонкой кожи руки горячей крепкой ладонью. Она не ожидала услышать нечто подобное, поскольку была уверена, что лишь она одна ощутила необъяснимую важность этого своеобразного знакомства, и, говоря по правде, она так и собиралась оставить неразглашённой эту встречу.
   Волшебница коротко кивнула и, когда Эрнест уже отпустил её руку, призналась, всё ещё не отводя взгляда от глаз мужчины, так что этот зрительный контакт стал непозволительно долгим и оттого волнующим:
    - Эрнест, - нежный голос вдруг выдал звенящую каплю волнения, но последующие слова прозвучали мягко и спокойно, как ни в чём не бывало, - если бы мне потребовалась информация, я узнала бы гораздо больше. И я не лгала Вам. Мне на самом деле было приятно провести с Вами время, и я сожалею, что не смогу отплатить Вам прогулкой по Лондону. Мне не хотелось бы огорчать или заставлять злиться Сигмунда - это не лучшее начало для прочных отношений и, уж тем более, для дальнейшего брака.
   С этими словами ведьма слегка присела, словно прощаясь, и как-то чересчур стремительно, надеясь сбежать от горьковатой печали, пошла в том направлении, в котором прежде удалилась матушка. Ей не хотелось заходить в дом, оставляя общество Эрнеста; отдаваться на растерзание этим акулам, только у ждущим её появления как нового повода для дерзких обсуждений. Ей нужно было широко улыбаться и показывать каждому присутствующему, как она рада его визиту, и подкреплять церемонными словами своё уважение. Таковыми были далеко не все приглашённые, ведь среди них было и немало друзей, но всё же большинство требовало церемонного обращения, и в какой-то миг это показалось невыполнимо сложным, ведь всего несколько минут назад она могла вести себя так, как требовала её душа, не боясь быть осуждённой или совершить ошибку, строго-настрого запрещённую правилами этикета. И хотя Маргарет всё-таки держала себя  в руках, с Эрнестом было прекрасно легко - кажется, она до конца осознала это только сейчас.
    - Я бы не хотела, чтобы наше знакомство произошло иначе, - вдруг обернувшись, негромко бросила через плечо женщина, не глядя на Форсберга. Она знала, что он услышал её. Он всегда слышал.

   А потом они оказались в доме. Марго приветствовала всех представителей высшего света, собравшегося в зале, смеялась над остроумными шутками, а позже представила и Сигмунда, пока не говоря ни слова о грядущей помолвке. Но, конечно, гости прекрасно всё поняли:  иначе не было бы торжественного приёма и особого внимания к иностранцу, рядом с которым Маргарет провела практически весь вечер, делая всё, что было в её силах, чтобы познакомить своего будущего супруга с как можно большим числом волшебников высокого статуса. Если говорить о связях, то Форсберг старший этим вечером обогатился, что просто не могло не подарить ему приподнятого настроения. Впрочем, казалось, будто недовольных этим вечером не было. Но когда Марго невольно скользила взглядом по толпе в поисках кого-то, чьё присутствие стало казаться важным, в её груди сердце начинало неумолимо рваться наружу. То была странная грусть, вкрадчивая тревога, предвкушение грядущих трудностей, хотя в тот момент так далеко было от её сознания понимание произошедшего. И лишь стремление сделать вечер приятным для всех присутствующих немало расстраивало её, когда она вновь и вновь не находила среди общего ажиотажа улыбающееся лицо Эрнеста.

+1


Вы здесь » Marauders: In Noctem » Завершённые эпизоды » put a spell on you