А теперь выйдем в ночь и пустимся за коварной обольстительницей, имя которой - приключение!

Harry Potter: Marauders NC-17; эпизоды;
осень 1979 г.

В свой жизни Эрнест устанавливал силки и прочие ловушки для животных не однажды. Он знал, что к каждому зверю нужен свой особенный подход. Кто-то сам идет в руки, стоит только приманить чем-нибудь вкусным, кто-то вместе с этим вкусным может откусить и руку по локоть, но иногда все средства и риски хороши. А некоторых вот как ни выманивай, они все равно не выходят. Тогда приходится расставлять ловушки и ждать, когда зверь в них угодит.
Ernest Forsberg
читать дальше

Marauders: In Noctem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » чёрная луна


чёрная луна

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата: 10.07.1979
Место: закоулки магического Лондона

Участники: Фенрир Сивый, Ремус Люпин

Краткое описание: 'у меня стая, а ты оборотень' или как вежливо сказать 'нет' тому, кто сильнее и старше
nb!: 9 июля - полнолуние.
nb!: нецензурная лексика в исполнении Фенрира, несмешные шутки в исполнении Фенрира, нетрезвый Фенрир в целом. Я предупреждал.

Отредактировано Fenrir Greyback (2017-09-11 14:23:16)

+1

2

- Я, кажется, понятным языком выразился: съебался отсюда, пока кости целы, - Майки был пареньком гонористым, с первого раза, как и со второго не понимал и был единственным в стае, кому рычание Фенрира было до лампочки. Раздражал этим оборотня неимоверно, но терпеть приходилось хотя бы по той причине, что за него был готов рвать глотки Никки, младшенький, которому семейные связи вообще не упёрлись, особенно после того, как Сивый его лихо покусал. Собачиться со своей стаей было вообще отдельным удовольствием: ругаться Сивый любил, получал от этого наслаждение почище, чем от вискаря, но от слов очень быстро переходил к кулакам. Майки же умел свалить в правильный момент, будто сучёнок чувствовал, когда Фенрир ещё отбрехивается, как старый кобель от молодого щенка, а когда уже готов его на тысячу таких же маленьких щенят порвать и не моргнуть.
- Да чем угодно клянусь, что он оборотень! - в очередной раз воскликнул Майки и поспешил увернуться от летящей в его сторону банки с окурками. Повезло засранцу, что ничего более тяжёлого под рукой не оказалось, иначе бы точно пришиб и не заметил. Ворчал Сивый больше для вида, чем от реальной злобы. Проспиртованный по самое небалуй оборотень сейчас испытывал крайне огромную потребность восполнить недостаток спирта в крови, а потому даже простое заявление Майки «а я видел и точно знаю» отдавало болью в башке и было больше проблемой, чем вызывало реальное желание пойти и проверить, а не наврал ли мелкий.
Отскочивший в сторону молодой оборотень вызвал на лице Сивого только кривую усмешку, больше похожую на оскал, а вот попавшая под руку ещё не пустая бутылка с чем-то явно крепким тихий стон облегчения и счастливый блеск в глазах. Приложившись к её горлу, оборотень даже сам на себя больше стал похож. Живительная сила алкоголя привела Фенрира в чувство и помогла осознать очередное восклицание Майки.
- Да, бля, когда я врал-то? Точно оборотень, - Сивый мог бы припомнить сто и один случай, когда Майки врал и врал достаточно убедительно, но сейчас жалобный взгляд щенка давал сто очков вперёд любому его прошлому вранью. Так что Сивый, бережно поставив бутылку обратно на пол, всё же поднялся из ободранного кресла и кивнул малому. Тот был готов почти заскулить от радости, а мог бы - ещё и хвостом бы махал. Сивый еле подавил в себе двойное желание - вмазать Майки и самому закрыть лицо ладонью от всего этого фарса - но мастерски сдержался.
— Ну, показывай, где там твой оборотень.

Обаяние, которое раздавали всем при рождении, Сивый где-то успешно просрал. Ну или выменял на силу. Они, собственно, так с братом и сестрой и существовали: сильный, умный и смазливая. Собрать вместе - один полноценный член общества. Раздельно - три проблемы магического Лондона, все три хвостатые и заносчивее всех чистокровных семеек вместе взятых. И если у младших со словами было хорошо, то к Сивому они будто бы относились с презрением, полагая, что ему, алкашу и оборотню, нечего уметь говорить складно и красиво, чтобы все им восторгались, а девицы сами были готовы из юбок выскакивать. Сивый не страдал, нет, но запах перегара мало кого настраивает на беседу с огромным бугаём, по роже которого сразу видно, что если ты скажешь что-то не то, то можешь лишиться зуба минимум и жизни максимум. Умение говорить складно немного спасло бы ситуацию, но шанс научиться был примерно там же, где и обаяние.
- Ну вот я побегал, и узнал, что его Люпином зовут, - словесный поток Майки было не заткнуть ничем. Амазонка и Ниагара на этом фоне были ручейками, в которых водицы на пару глотков. Мелкий что-то ещё верещал, а Фенрир как зацепился вниманием за фамилию, так и продолжал перебирать в трещавшей после вчерашнего голове всех, с кем когда-то пересекался.
«Люпин. Не тот ли обмудок, что оборотней ни во что ставил? - откровенно говоря, слишком широкое описание, но Сивому и этого было достаточно. - Интересно, сынок или сам папка, которого мелкий покусал».
Довольно гыкнув, Фенрир прислушался к потоку слов Майки, тем более, что пацан уже размахивал руками, указывая на какую-то немного сутулую спину и хорошо ещё, что не тыкал Сивого в бок, желая привлечь его внимание к неизвестному.
«Сынок», - как-то недовольно подумал Фенрир, разочаровавшись заранее в этом оборотне. Скучно живёт: О'Лири успели и своих родителей перегрызть, прежде чем из дома свалить и к нему в стаю прибиться, а этот слишком прилизанный и холёный. Будто притворяется, что каждое полнолуние совершенно не обрастает шерстью.
- Как полнолуние встретил? - без всяких привет и не хотите ли поговорить о Годрике, создателе факультета вашего, подошёл Фенрир, положив руку на плечо мальчишки и точно удерживая его рядом с собой, чтобы тот никуда не смог убежать. Майки, предусмотрительный засранец, зашёл с другой стороны.

Отредактировано Fenrir Greyback (2017-09-11 14:27:16)

+1

3

Сунуться в магическую лавку, торгующую редкими ингредиентами для зелий, сразу после полнолуния уже не казалось отличной идеей.  В голове клубился вязкий туман, мысли путались, а слова терялись за тяжёлыми вздохами – оборот несколькими часами ранее давал о себе знать. Люпин мотнул чёлкой и постарался улыбнуться волшебнику, стоящему напротив него.
Мне нужен этот список.  Всё, что есть, ― он протянул высокому худому магу длинный свиток, исписанный аккуратными строками в столбик.  Надежда на то, что затесавшиеся среди прочих ингредиенты антиоборотневого зелья не бросятся в глаза, теплилась в сердце Люпина наглым огоньком. По большей части потому, что он не был уверен в некоторых из них, так как точного рецепта у него не было, а тот состав, который удалось раздобыть, мог подойти и под несколько других зелий. 
Я посмотрю, что могу вам предложить, молодой человек, ― сухо процедил торговец, оценивающе оглядывая Рема цепким взглядом, и развернулся в сторону подсобки, спрятанной за тяжёлой занавесью.
Ремус осторожно перевёл дыхание и прислонился к косяку прилавка, дожидаясь хозяина.  Прикрыл глаза, силясь справиться с очередным наплывом слабости и костеря себя за нетерпение – девятнадцать лет терпел, неужели больше не в силах?
Не-а, издевательски шепнул внутренний голос, зря что ли ты ссыпал целых десять галлеонов за  рецепт Наземникусу?
Ремус фыркнул и усмехнулся. Он бы отдал всё, что у него было, ради того, чтобы сжать в руках перечень нужных компонентов, входящих в это треклятое снадобье, открытое внезапно и резко. Прекратить свои страдания и чувствовать себя хотя бы отчасти нормальным – заверните в коробку, перевяжите бантом и подарите на день рождения, открыток не нужно. 
Но, день рождения у Люпина уже миновал, других праздников не ожидалось, поэтому Рем решил взять всё в собственные лапы и попытаться самостоятельно сварить себе спасительное зелье. И тут же столкнулся с проблемой – отсутствием рецепта. Министерство хранило в строжайшей тайне состав сыворотки, разумно полагая, что оборотни, стремящиеся получить его, пойдут на всё, даже на раскрытие себя, если будут знать, что у них нет иного выхода.
У Ремуса выход был – Наземникус, который хоть слыл жуликом, но иногда мог действительно помочь. О том, что связываться со столь сомнительными личностями, как Флэтчер, вчерашнему отличнику не стоит, Рем не думал – семь лет бок о бок с разъебаями Блэком и Поттером наложили свой отпечаток: мозг сначала задумался о соблазнительном результате, а потом уже вспомнил о незаконности. Перспектива, боль в суставах, осточертевшая слабость и беспомощность и прокушенная насквозь губа, всё ещё кровоточащая после оборота, пересилили разумность. 
Поэтому, в прямом смысле скрипя зубами, Ремус решил этим утром – пора.  Долгие раздумья над моралью своего будущего поступка сидели уже в печёнках, а минувшее полнолуние подбросило дров в костёр отчаяния.
Задрало. А пока я никого не задрал – стоит попробовать.
Сириус определённо был бы рад, узнай он о том, что Рем плюёт на осторожность и самостоятельно ввязывается в авантюру. Сомнительную и вполне в стиле мародёров.
Занавесь мягко зашуршала и Ремус распахнул глаза – позволять застать себя прислонившимся к столбу прилавка он не хотел.
― Это всё, что я смог достать, ― столь же сухо, как в начале, произнёс хозяин лавки, вернувшийся из подсобки с полным подносом склянок и мешочков. ― Некоторые компоненты из вашего списка доступны только по предварительному заказу. Будем оформлять, молодой человек?
― Будем, ― коротко выдохнул Рем, окидывая взглядом поднос и судорожно соображая, хватит ли ему денег на всё, что он выбрал для прикрытия.

Через полчаса Люпин уже быстро шёл по тёмным узким улочкам, стараясь не оглядываться и крепко сжимая в руках увесистый пакет, за который пришлось выложить едва ли не всё, что у Люпина было на данный момент из средств к существованию. 
Мысль о том, что данный район очень похож на Лютный переулок не давала покоя, но Ремус упорно гнал её прочь от себя. В конце концов, ради этой лавочки, в которой не задают лишних вопросов, стоило забраться в такую глушь магического Лондона.
Я обязательно чиркну тебе пару строк обо всём этом, Бродяга. Вот ты посмеёшься. Главное, не злись, что я пошёл без тебя.
Ремус улыбнулся, перешагивая через вывороченный из земли булыжник: Сириус, да и Джеймс тоже, жутко обидятся, когда узнают о том, что Люпин провернул без них это дельце. Джимбо уже пару раз предлагал попробовать разнюхать рецепт снадобья, но Рем отказывался – министерскому стажёру не нужно лишний раз обращать на себя внимание. А подобный интерес точно бросил бы на Джеймса тень.  Подставлять друзей Рему не хотелось, но стремление хотя бы попытаться избавиться от своего недуга становилось всё отчётливее и отчётливее с каждым днём. Особенно после того, как была опубликована новость о противоядии.
Чёртово Министерство определённо знает, что делает. И кого дразнит.
Сзади послышались шаги, и Рем инстинктивно напрягся, прижимая к груди пакет с приобретённым товаром. И тут же фыркнул под нос, позабавив сам себя – да кому он нужен: странный, сутулый, худой, измождённый, больной с виду. Лишайный ещё поди. Такого не что не задерут - не подойдут лишний раз, побрезгуют.  Даже тут – в тесной безлюдной улочке, спрятанной между двумя проулками и тремя поворотами, столь подходящей для неудобных встреч.
Мужская тяжёлая ладонь, опустившаяся на плечо Люпина, словно бы в издевательство над только что промелькнувшими мыслями, заставила приостановиться. А потом и вовсе застыть на месте, не позволяя двинуться дальше. И не только потому, что обладатель ладони встал рядом, прерывая шаг.
― Как полнолуние встретил?
Ремус вздрогнул и резко обернулся, краем глаза отмечая, что и со второго боку к нему приблизился какой-то мальчишка, преграждая дальнейший путь уже и там.  Люпин открыл было рот, чтобы послать внезапных гостей далеко и ласково, но тут до него дошёл смысл произнесённой мужчиной фразы.
Полнолуние…
День как-то резко перестал казаться спокойным и не предвещающим беды.
От макушки до пяток Ремуса прошибла судорога электрического разряда, поднявшая все имеющиеся на теле волосы дыбом.  Он взметнул взгляд по руке, удерживающей его за плечо и неосознанно сжался, старясь то ли вывернуться из захвата, то ли стечь между мозолистых пальцев и впился взглядом в лицо незнакомца.
На него смотрели цепкие глаза хищника, внимательно и насмешливо следя за пойманной добычей. 
Все инстинкты вопили о том, что нужно бежать. Потому что встреча с двумя оборотнями, не чурающимися своей натуры, а в открытую заявляющими о ней всеми своими действиями, не сулила Люпину ничего хорошего. О том, что мальчишка сбоку был не совсем человеком, говорили его отрывистые, но чёткие и твёрдые движения. Рем сам так двигался, когда цикл был близок. 
По-волчьи.
Рем резко повёл плечом в сторону в новой попытке сбросить с него ладонь, не отводя взгляда от небритого лица разбойного на вид мужчины с жёсткой складкой у губ и сведёнными бровями. Оскал на хищной морде не предвещал ничего хорошего, прищуренные тёмные глаза пробирались, казалось, до самых селезёнок, выворачивая наизнанку всеми тайными мыслями.
Оборотни чуют друг друга. Чуют. Вот дёрнуло же меня!
― Отпустите.
Рем рванулся сильнее, сам сводя брови и намереваясь отбросить от себя столь ненужную ему компанию как можно скорее, решив даже не говорить ничего в ответ, а сделать вид, что он понятия не имеет, о чём его спрашивают, что вот даже не знает, что полнолуние было вчера.  А если не поймут, то озвучить уже вслух нежелание вступать в диалог и в выражениях Рем скупиться не собирался… 
Но тут его прошибло током второй раз да так, что ноги предательски подкосились и Рем с трудом удержал вертикальное положение. Распахнув рот, он рванулся ещё раз, освобождая, наконец, плечо из сильных пальцев, отскочил в сторону, но наткнулся на мальчишку, преграждающего путь так же проворно, как и секунду назад и развернулся лицом к старшему оборотню. 
Откуда-то из глубины разума, пробиваясь сквозь весь тягучий туман, боль, возмущение и окативший ледяным душем страх, всплыло осознание того, что мужчина Ремусу знаком. Причём знаком не понаслышке или из светских хроник – такая рожа вряд ли попала бы на страницы Пророка в раздел о сливках магического мира, только в оперативные сводки.  Знаком так давно и так полно, что Рем уже и жизни без него не представлял, что порой просыпался ночью от кошмара, в котором именно это лицо наплывало на него сверху, заслоняя собой и полную луну, и небо, и облака, и игрушки над кроваткой. Знаком так болезненно и внезапно, что именно этот образ выступал всю жизнь Люпина на подкорке кровавым клеймом.
Рядом с Ремом стоял Фенрир Сивый и уверенно скалился в ответ на ошарашенный взгляд.
Ремус услышал, как в пакете, который он судорожно сжал в ладонях, хрустнуло несколько пузырьков, рассыпаясь в стеклянную крошку.

Отредактировано Remus Lupin (2017-10-03 20:13:02)

+1

4

От мальчишки, на которого вывел Майки просто несло страхом. Фенрир только довольно скалился, не скрываясь наслаждаясь тем, как адреналин начал в лихорадочном темпе вырабатываться в организме юного оборотня и делал его потенциально опасным противником. Только потенциально: Сивый был бесконечно уверен в собственных силах, а приложить этого хлюпика одной ладонью не составит никакого труда. Майки довольно хихикал с другой стороны, по-щенячи готовый задирать всех и вся, чтобы только раззадорить и так готовых к драке зверей. Ну или кем их там считает министерство, боящееся даже своей тени.
Ладонь на плече Рема только сильнее сжалась, показывая всю серьёзность намерений Фенрира. Хера с два этот сосунок от него сбежит, спасая свою шкуру и склянки, звонко треснувшие в свёртке. Что там за зелье собирался готовить Люпин, Сивый знать не хотел. Это Никки умник и зельевар душу бы продал за возможность выведать, какой травой и прочей дрянью закупился вчерашний выпускник Хогвартса и как много среди всего этого добра легально добытых ингредиентов. Фенрир же только носом повёл, недовольно морщась, будто Лорна вырвала у него из рук бутылку с любимым виски и вручила стакан молока и печенье, потому что здоровый образ жизни в их случае вообще единственная надежда на нормальную социализацию и светлое будущее.
- К папаше побежишь жаловаться? - скалясь спросил Сивый, понимая, что освободившийся Ремус вряд ли куда-то побежит. Раз уж его семейка ещё тогда мешала оборотей с дерьмом, то вряд ли что-то изменилось даже после того, как их единственный наследник был покусан большим и злым волком в полнолуние. Будут знать, как и все прочие, что язык стоит за зубами держать, потому что их поганое мнение об оборотнях самими оборотням мало интересно.
- А ты знаешь, я бы с ним даже поговорил, - будто бы добродушно заметил Сивый. - Спросил бы, каково ему теперь живётся и хочется ли ещё мне сказать о том, кем я являюсь.
За долгую жизнь каких только эпитетов он не наслушался. Ничего нового Люпин-старший точно бы не сказал, но по зубам бы получил, если не зубами и в глотку. Пожалел когда-то обмудка и только сына его обратил, а зря. Надо было, наверно, всю семейку разом. Но сейчас поздно жалеть о просранном шансе пополнить ряды оборотней. Думать надо было раньше, если думать вообще в полнолуние получается, а не действовать исключительно на зверином чутье и желании выбрать самого слабого и беззащитного. Волчий инстинкт верно привёл его тогда в детскую.
- Да не ссы, второй раз не покусаю, - вот уж что не звучало из уст Сивого как повод успокоиться и больше не брыкаться. После таких слов у всех почему-то просыпалось желание свалить как можно дальше и, если и видеть эту страшную рожу, то только во снах, но никак не наяву на слишком близком расстоянии. Достаточном, чтобы такой бугай, как Фенрир мог дотянуться и свернуть шею одним движением руки. Плохо было у Сивого с попытками успокоить. Все как один пинаться начинали, кого он вот так ловил по тёмным переулкам и убедительно сжимая плечо - скажите спасибо, что не горло - просил кричать по-тише и умирать быстро и кровь не разбрызгивать, потому что заебёшься потом Лорне объяснять, что это ты просто неаккуратно пообедал магом в переулке. Она же грязной тряпкой и по морде дать может, не постесняется того, что он крупнее и злой как сто чертей.
- Так ты не ответил: как полнолуние провёл? Всё так же один по улицам шатаешься, пытаясь не задрать никого? - ужасающе скучно, между прочим, проводит полнолуния, если предположение Сивого правда до последнего звука.

+1


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » чёрная луна