Robert Abernathy || Read more

— Бёрк! Нам в дру... — останавливать Эридана было бесполезно. Он уже устремился куда-то совершенно непонятным Робби путём. — Мерлин с вами, пусть будет так. И вы уверены, что вам стоит... Договорить Абернати не успел, наконец-то осознавая, куда движется нечто. — В прошлый раз Министерство, а в этот раз... Мунго? Кому нужно нападать на Мунго?
[31.10.17] встречаем Хэллоуин с новым дизайном! Не забудьте поменять личное звание, это важно. Все свежие новости от АМС как всегда можно прочитать в нашем блоге


[10.09.1979] СОБРАНИЕ ОРДЕНА — Fabian Prewett
[14.09.1979] ОБСКУР — Eridanus Burke
[17.09.1979] АВРОРЫ — Magnus Dahlberg

Marauders: In Noctem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » В гостях у фортуны


В гостях у фортуны

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

--

Дата: 21.06.1979
Место: аптека Мальпеппера

Участники: Генрих Пул, Грегори Нотт

Краткое описание:
Старушка фортуна благосклонно улыбается и шьёт красными нитями судьбы, переплетая их самым причудливым образом.
И кто бы мог подумать, что эти двое когда-нибудь встретятся?

Отредактировано Gregory Nott (2017-09-12 21:59:53)

0

2

Рабочие часы, проведенные в пустую за прилавком аптеки тянулись невозможно долго. Скука обуревала, пора ждала лень и желание хорошо выспаться, и даже блокнот с записями, в котором Генрих неторопливо выводил буквы, уже не мог удержать внимание молодого человека. Он то и дело отвлекался на причудливые переливы зелий в стеклянных флакончиках, расставленных на полках, или его мысли о высоком и великом прерывались вещами более праздными и насущными. Например вопросом, где найти денег на новые ингредиенты на экспериментальное зелье или на книгу по маггловской генетике. Где найти денег на завтрашний обед? Или чем платить за комнату, ведь скоро конец месяца? А еще все-таки было бы хорошо раздобыть образец чужой крови, потому что без системы не выстроить теорию, а систему не выявить изучая только себя. Но не на один из этих вопросов Генрих ответов не находил, поэтому молодой человек очень не любил свой внутренний голос, напоминающий о том, что мир существует и за стенами этой аптеки и его комнаты. Что можно пытаться что-то делать и менять свою жизнь. Что нужно просто жить, а не сидеть на одном месте, пялясь на склянки с чужими зельями, которые обратятся в чужие деньги, не выводить только себе понятные иероглифы, которые никогда не станут достоянием общественности, даже если результат был бы крайне полез этому самому обществу, и не ждать характерного стука в дверь, который скажет работнику лавки больше, чем ее хозяину, которого благо сегодня не было на месте. Благо же по тому, что характерный стук все де прозвучал и после секундной заминки, в лавку вошла бледная и зажатая девушка.
Ее внешний вид не мало удивил мужчину, который тут же отложил свои записи и, не говоря не слова, провел свою гостью в рабочие помещения, где готовились снадобья для продажи, а так же где Генрих принимал своих клиентов. Его посетительница была на редкость добротно одета, чистоплотна и скромна, или даже скорее испуганна. Впрочем, как выяснилось чуть позже, девушка находилась в отчаяние и, рассказывая свои последние сутки, не могла сдержать слез. Для клиентов, которых обычно принимал Генрих ситуация у нее была не стандартная, но вот примененные к ней заклинания являлись вполне обычными для практики молодого человека. Ведь совершенно не важно для применения заживляющих мазей, кто нанес тебе удары магическим хлыстом аврор, нечестный на руку волшебник в Лютном или же ревнивый муж, как было в сегодняшнем случае. Единственное, что покоробило внутреннее мироощущение Генриха, это упоминание девушки, что ее не приняли в Мунго, "потому что все оказались заняты более важными пациентами, а терпеть сил больше нет". Элитарный мир, в котором элита совсем зажралась, хотя и думает, что ее угнетают такие, как эта несчастная ведьмочка из маггловской семьи. Впрочем, неприятное ощущение от прогнившего мира длилось меньше секунды. Генриху было плевать на политику, но не плевать на свою пациентку, которой он предложил снять верх одежды и выпить успокающего отвара, чего он в своим клинтам позволял не часто. А после молодой человек перешел осмотру рубцов, которые оставил ревнивый муж на молодом теле свой супруги. Раны были глубокие, было очевидно, что их наносили с яростью и бездумно, да к тому же не очень умело, авроры, например, работали совсем не так, и это, конечно, осложняло случай. Молодой человек присел, достал свою палочку и принялся обрабатывать заклинанием "вулнера санентус" каждую рану отдельно, желая достичь максимального результата, чтобы после использовать не очень жгучую мазь. Работы шла кропотливая, волшебник был сосредоточен, и совершенно потерян для внешнего мира.

+2

3

За этим делом их и застал Нотт, внезапно открывший дверь, забыв постучаться, прежде чем войти. Ну как внезапно... Внезапно для них, но целая череда событий привела Грегори сегодня в аптеку, куда ещё ранним утром, обнимая в утренней дрёме рядом лежащую Мелиссу, он совершенно не собирался.

Но внезапно выяснилось, что дома нет нужных для Мелиссы книг. Что сова Сая совсем с ума сошла, путая адреса и адресатов, доставляя его письма совершенно не туда, куда племянник изначально их отправлял. А Гретэль просто соскучилась по этой волшебной атмосфере Косого переулка. Волшебная атмосфера, в такие-то времена. Нотт лишь покачал головой, но против лома нет приёма (против грозного взгляда супруги не попрёшь). Пришлось громко вздохнуть и оторвать себя от дивана, куда он упал в свой редкий выходной со свежим номером ежедневного пророка да так и сросся, кажется, с ним до обеда.
- Я глава Мунго, пожиратель смерти, уважаемый человек. Почему мы не можем отправить за покупкой совы домовика? - ворчал он, завязывая галстук и бросая на жену вопросительные взгляды, которые та успешно игнорировала (привыкла, наверное, за такую долгую совместную жизнь).
- Потому что твоя дочь хочет в Косой переулок, поторопись, - она оставила на его щеке поцелуй, обняв и убежав собираться в Министерство (работа не ждёт!)
- Может, я покажу тебе волшебство дома? - с безысходной надеждой в голосе простонал глава семейства, наблюдая, как смеющаяся Гретэль лишь качает головой, всем своим видом показывая, что нет, не отвертишься.

Пришлось выползти из дома. Они трансгрессировали в Лондон, прошли обычным маршрутом через дырявый котёл, где Гретэль как всегда удивлённо смотрела, как отец тыкает в кирпичи, чтобы те раздвинулись в стороны. Потом он позволил ей упорхать выбирать себе наряды,  а сам отправился за совой, ворча что-то про "уже взрослый, мог бы и сам купить".
Совы ему не нравились. Одна хромая, вторая косая, третья, набравшись наглости, клюнула его прямо между глаз, отчего он пригрозился кормить её исключительно успокоительными и попросил у продавца завернуть её в смирительную рубашку, повязав сверху бантик. Бантик ему действительно завязали. Но на клетку. Сова радостно ухнула - её наглый план сработал.
- Успокоительные всё равно купим, - буркнул ей Нотт, заходя в аптеку, - мне. От стресса.
Беглым знающим взглядом он оглядел витрины, выбрав за несколько секунд нужные ингредиенты для зелья. Вот только продавца не нашёл. А потом услышал голоса в соседнем помещении.
Пришлось оставить сову в гордом одиночестве. Грег торопился настолько сильно, начиная беспокоиться, как бы его дочь не ушла без него, что даже забыл постучаться, а дверь открыл резко, с шумом.

Так он и оказался на пороге комнаты, в которой обнаружил молодого человека и по пояс раздетую девушку.
- Кажется, у вас двоих тут что-то намечалось, - пробормотал он, показывая верх тактичности, и закрыл за собой дверь, оставшись внутри. Только подойдя ближе, он разглядел в тусклом свете рубцы, которые не успели до конца затянуться из-за того, что парню помешали.
- Что здесь происходит? - поинтересовался Нотт, чувствуя, как в нём разгорается любопытство.

+2

4

Заклинание было простое, но действовало безотказно. Рубцы не заживали окончательно, кожа не становилась чистой, но вместо кровавого месива, покрытого коркой появлялись затягивающиеся шрамы. Генрих надеялся, что со временем не останется и их. Он кропотливо проходился заклинанием по каждой ране, иногда возвращаясь обратно, если ему не нравился эффект, если ему казалось, что заклинание подействовало слишком слабо или не слишком "ровно", потому что девушка то и дело вздрагивала, приподнимая свои маленькие плечики, что, естественно, не способствовало качественной работе недоколдомедика. В какой-то момент Генрих поймал себя на мысли, что ей даже повезло, что ее не приняли бы в Мунго. Магглорожденная - кто бы с ней там стал возиться? Им вполне могло бы показаться, что достаточно одного заклинания для всей спины и маленькой баночки мази для самостоятельного лечения. Нет, недостаточно. Слишком не аккуратен и не опытен в заклинании магической плети был ее супруг. Раны затягивались медленно, явно не желая поддаваться лечению. Авроры работают не так, и от того недопожирателей лечить  удобнее, проще, да и заплатить они обычно, хотя тоже всякое бывает, в состоянии больше чем она. Она, скорее всего, даст сиклей ровно под расчёт. Что же, всяко лучше чем ничего.
Дверь в подсобное помещение открылась резко и с шумом. Девушка вздрогнула, подняла верх платья и зашмыгала носом. Генрих, не следя за внешним миром и не ожидая, что кто-то их прервет, быстрым движением опустил палочку, чтобы не навредить случайно клиентке и встал, выходя из-за девушки. Нет, молодой человек не был собран и спокоен, его сердце бешено стучало, а руки от нервов слишком крепко сжимали волшебную палочку. А когда юноша узнал мужчину, который их так бесцеремонно прервал, то волнение, граничащее со страхом, отразилось и в глазах Генриха. Нотт. Глава больницы святого Мунго. Чистокровный волшебный. Возможно, Пожиратель. Генрих смотрел прямо на него и молчал. В голове крутилась одна мысль "у него отберут палочку". Нельзя практиковать колдомедицину вне стен Мунго. Нельзя без лицензии Мугно заниматься частной практикой, особенно за деньги. Конечно, у Генриха не было лицензии, его никто бы не допустил даже до сдачи экзамена, с такими-то результатами ЖАБА. Главе Мугно вряд ли понравится, что кто-то отбирает даже крохотную часть монополии Мунго на услуги целительства. У него отберут палочку. Зато сколько проблем сразу решится! Шутка как-то не удалась.
- То, что не смогли сделать в Мунго, - с вызовом ответил молодой человек, хотя спокойствия в его голосе не было. Впрочем, если он уже потерял все то немногое, что у него было, то можно хотя бы высказаться. Поди станет хотя бы морально легче. Конечно, нет.
Генрих нервно поджал губы, прокрутил в руках волшебную палочку, и вернулся обратно к девушке, которая кажется дрожала и за себя, и за своего "помощника". Молодой человек попробовал продолжить работу, но когда пациент в таком состоянии это невозможно. Уже недовольный взгляд недоцелителя уперся в Нотта. Ладно он, типа нарушает закон, но ей же нужна помощь. Она не смогла получить ее в Мунго, у нее нет денег на частного целителя, так что хотя бы так... Но нет! И тут надо было влезть.  Генрих подошел к одному из шкафчиков, висящих на стене, открыл его, достал несколько препаратов, а после и доску, которая закрывала потайное отделение. Там Генрих хранил свои зелья. Перебрав несколько колбочек молодой человек нашел нужную и прежде чем развести в воде дозу, его взгляд снова задержался на Нотте.
- Вы ее пугаете. А она этого не заслужила и уже натерпелась от Ваших коллег. Она пришла со словами, что не может больше терпеть, что ей больно. Если Вы верите хотя бы немного, что в Мугно занимаются помощью, дайте нам закончить,- Генрих наполнил стакан, стоящий рядом, водой, добавил в него несколько капель успокающего зелья и передал девушке. - До дна,- а потом снова обратился к мистеру Нотту. -  А после я отвечу на Ваши вопросы, продам Вам то, за чем Вы пришли, и буду готов к последствиям. - Нет, в этих словах не было ни капли благородства. Только профессиональная этика, и желание сохранить свой нелегальный источник дохода. Ей сюда кто-то посоветовал прийти, ей кто-то сказал код. Она передаст этому кому-то сегодняшнюю историю. Расскажет, что Генрих взял все на себя, что она была только неприкосновенным "пациентом", а для многих клиентов Генриха важна именно безопасность и конфиденциальность. Это всего лишь слабая попытка сохранить "то немногое", что может в секунду у молодого человека отобрать мистер Нотт.
Но зелье уже начинало действовать, девушка перестала дрожать, и Генрих снова обратился к ее спине. Его самого внутренне колотило. Он боялся за себя и свое будущее. Но работе это не мешало. Первое же неверабальное "вулнера санентус" вновь окунула молодого человека в магию и работу, ставя тонкую, в этот раз прозрачную перегородку от реальности.

Отредактировано Heinrich Poole (2017-10-22 13:36:11)

+1

5

Он кивнул мальчишке (а с высоты опыта и прожитых лет перед ним действительно стоял ещё мальчишка), не сказав ни слова, лишь сделал приглашающий жест, мол, давай, покажи, на что ты способен. Ухмылка в любой момент была готова растянуться на его губах, но этого не произошло. Он так и остался серьёзным, сосредоточенным, лишь в глазах по-прежнему отражалось всё то же любопытство. В какой-то момент ему хотелось помочь пареньку, он даже сжал покрепче волшебную палочку в кармане, но передумал: свою силу и свои знания/умения/возможности Грег прекрасно знал. Мальчишку-продавца ни разу не видел даже в глаза (хотя может и видел, когда приходил за ингредиентами, но уже не помнил, слишком незначительными были эти встречи в череде событий его жизни.) Поведение юнца показалось ему вызовом, самоуверенным и слишком громким. "В Мунго не смогли, а я смогу".
Нотт скрестил руки на груди, наблюдая за рубцами на коже девушки, попутно отмечая, что парень не действует по схеме, которой учат в Мунго, а следовательно, он не проходил стажировку и не является колдомедиком. Брови Грегори поползли вверх, он чуть кашлянул. Нелегальная практика без должного обучения была запрещена. И это не блажь его или руководства Мунго. Это законы Британского волшебного сообщества, составленные и принятые министерством в целях безопасности волшебников. То, что видел сейчас Нотт, было серьёзным нарушением. Вылечить сложные повреждения - не лодыжку вправить. А вдруг что-нибудь пойдёт не так?

Пока Грег соображал, как поступить с нарушителем и куда сообщить о нём, молодой человек закончил манипуляции с волшебной палочкой и весьма успешно. При тусклом свете было плохо видно, Нотту пришлось подойти ближе, но он смог убедиться, что остались лишь шрамы.Он хмыкнул, удовлетворённо кивнул и поднял взгляд на девушку, которая смущённо одевалась.
- Вы можете идти, - он кивнул на дверь, - я сам заплачу вашему целителю. Он действительно знает своё дело.
Он сверлил юношу пытливым взглядом, пока за поспешившей уйти девушкой не захлопнулась дверь.
- Браво! - Воскликнул Нотт, пару раз хлопнув в ладоши, - Вы умны, безусловно талантливы, обладаете определёнными способностями, но в Мунго не учились, - мужчина сощурил глаза, не отводя взгляда, - предпочли этому лечить людей в подсобке. Сомнительное занятие, мистер... - Грег осёкся, не зная имени. Махнул рукой, стал мерить шагами комнату, периодически поворачивая голову на молодого человека.
- У вас нет лицензии колдомедика. Вы занимаетесь незаконной деятельностью. И думаю, вам известно, что за подобное полагается наказание.
Он остановился, услышав звуки в основном помещении аптеки, достал палочку и запер дверь в комнату. Не хватало только других посторонних ушей.
- Итак, к вам приходят те, кого Мунго по каким-то причинам не может принять. К вам приходят и те, я полагаю, кому нужна конфиденциальность. К вам приходят те, у кого есть тайны, - на этих словах Грег едва не запнулся. Это действительно было удобно - иметь под рукой того, кто будет молчать, без лишних слов и расспросов сделает своё дело. И пусть не в удобной палате, а в подсобном помещении больницы, - здесь же пыль повсюду, - пробормотал он, не замечая, что проговаривает свои мысли вслух.
- Почему вы не прошли стажировку? - задал он вполне закономерный вопрос, прекращая мерить помещение шагами и останавливаясь напротив молодого человека.
- Боюсь, ваше будущее весьма и весьма печально, - кончики его губ дёрнулись в попытке растянуться в усмешку.

0

6

На какое-то время исчезло все. Выпала из внимания фигура незваного гостя, которая не принесет молодому недоколдомедику ничего хорошего. Декорации подсобного помещения, которые никак не подходили для сложных операций, а ведь Генрих работал здесь и с более запущенными случаями, пару раз удерживая пациента в течение долгих минут на границе жизни и смерти. Неудобно. Не стерильно. Не приспособлено. Даже лавка, на которой сейчас сидела девушка, была от куда то притащена Генрихом специально для его противозаконной деятельности. Но все эти, и многие другие факторы, исчезали из вида молодого человека, когда он сталкивался с проблемой по своему профилю. Генрих не умеет организовывать свою жизнь. Не умеет находить связи и поддерживать контакты. Не умеет зарабатывать и обустраивать свою жизнь. Но Генрих умеет работать. Умеет лечить людей, их раны гноящие и кровоточащие. Умеет варить зелья, снимающие жар, восстанавливающее состав крови, сращивающие кости. И ему ничего не надо кроме возможности работать, ставить свои эксперименты, пусть даже на самом себе, и иногда немного есть и спать, как и любому другому живому человеку. Поэтому мысли о потери палочки ужасали, не просто пугали и вводили в отчаяние, а именно ужасали. Пул не представлял своей жизни без колдомедицины, и вот как раз в силах мистера Нотта было устроить так, чтобы недоцелитель больше не произнес не одного заклинания. Это как потерять самого себя. Даже не часть себя, а всего себя. Генрих больше ничего не знает. Больше ничего не умеет. Больше ничего не любит, да и никого тоже.
Прозрачная перегородка рассыпалась, острыми осколками осознания впиваясь в кожу, и молодому человеку пришлось возвращаться в реальность. Надо не забывать держать лицо. Надо вести себя профессионально. А руки начинают предательски дрожать. Впрочем... Голос мистера Нотта прозвучал слишком громко и жестко, Генрих поднялся на ноги и уперся своим воспаленным, возмущенным и нервным взглядом в фигуру чистокровного волшебника.
- Отдавайте распоряжения в Мунго, мистер Нотт. Если там одного заклинания достаточно, то я предпочитаю не останавливаться на полпути. - Молодой человек вновь подошел к потайному шкафчику, достал от туда небольшую баночек с мазью, и вернулся к девушке. Мазь успокаивала кожу, обеззараживала и способствовала заживлению. Через несколько дней ее спина вновь станет чистой, будто ничего не было, пожалуй, только один шрам от самого глубокого и неумелого удара розовым пятном будет напоминать ей об этом инциденте. - Эта мой состав. Аналогов я не знаю. Прекрасно справляется с тем, что невозможно убрать заклинанием. Через несколько дней, практически ничего не останется. Я закончил,- Генрих уже окончательно поднялся на ноги, передал баночку в руки заторопившейся девушки, и вышел из-за кушетки, скрестив руки на груди. - Она должна мне и за лечение, и за успокаивающее зелье, и за мазь - я не занимаюсь благотворительностью.
А потом настала очередь Генриха слушать. Напряженно, нервно, следя взглядом за передвижениями Нотта по подсобному помещению. Пул злился, раздражался и балансировал на грани здравомыслия. Обычная нервозность от периодического употребления различных маггловских наркотических веществ усиливалась и держать себя в руках было сложно. Поэтому закрытая поза. Поэтому тяжелый взгляд. И один раз Генрих даже не сдержался.
- Предпочел?- недобро и как то обреченно усмехнулся Пул,- меня не позвали даже на вступительный. Разве я мог что-то "предпочесть"?- его недооценили, его не заметили. Несколько лет назад ему предпочли бездарных зубрил или богатеньких ребят, скорее всего из потомственных семей, которые могли заплатить. У Генрихха не было покровителя, за него некому было поговорить. Он был "один из" и формально проигрывал многим, проигрывал по бумагам... Если бы его тогда позвали на экзамен, если бы дали показать, что он может в колдомедицине, то сейчас бы, возможно, он бы не жил рядом с Лютным и не лечил оборотней, мелких слуг темного лорда и отчаявшихся девушек в подвале не его аптеки. Предпочел! Как все легко, когда ты Нотт. Как легко думать, что все зависит только от тебя самого, когда ты Нотт.
- Вплоть до лишения палочки, я знаю,- сам озвучил свой самый страшный приговор Генрих и его голос дрогнул. Это была бы не трагедия. Это был бы конец. - Меня не пригласили на вступительный экзамен в Мунго, когда я подавал документы. У меня не очень результаты ЖАБА. "Слабо" по заклинаниям. Почему-то считается, что с такими результатами я не могу сотворить не одного заклинания,- да, Генрих огрызался. Пытался язвить и быть чуть агрессивным. Он не боится мистера Нотта. Он боится будущего, которое мистер Нотт может ему устроить. - Мне всегда казалось, что я готов к такому исходу. Морально. Не Вы так, кто то еще. Работодатель. Пациент. Да, Вы правы, именно такие волшебники и не только ко мне приходят. Эта девочка магглорожденная, она безобидна и заплатила бы. Бывают оборотни, которые не всегда понимаю, что мне тоже нужно выживать. Бывают Его слуги, которые не бояться показать Метку, лишь бы не отдавать пару сиклей. Мое будущее в любом случае весьма и весьма печально, мистер Нотт. Вы только его приблизите. И не бойтесь. Уверен, я не первый "маленький человек", который не вовремя попался на Ваши глаза,- Генрих еще раз усмехнулся и наполнил для себя водой стакан, из которого пила девушка. Несколько глотков, потому что в горле пересохло, слишком сложно быть "безразличным", когда есть возможность завтра оказаться живым, но вне жизни.

+1

7

Неповиновение молодого человека было в новинку Нотту. Привыкший, что одного слова ему достаточно, чтобы пациенты перестали плакать и причитать, а целители занялись той работой, которую он ставил им в приоритете, сейчас он вскинул брови вверх, услышав возражение, но кивнул, позволив закончить. Упустить шанс полюбоваться молодым дарованием ещё несколько мгновений было бы слишком большой роскошью и самым нелепым, что совершал Грег если не за всю жизнь, то в ближайшем месяце точно.
- Я заплачу вам за неё столько, сколько нужно. После нашего разговора назовёте цену, - повторил он, начиная раздражаться нерасторопностью и медлительностью замешкавшейся девушки. Он проводил её до двери тяжёлым взглядом и едва заметно кивнул, когда они остались одни.

- Такова политика Мунго. Мы не можем лично оценить скрытые таланты и способности каждого, кому-то везёт больше, кому-то меньше, - он пожимает плечами. Сколько таких вот молодых людей уходили с экзаменов ни с чем? А сколько таких же даже не попадало на эти самые экзамены? Но выживает сильнейший. В данном случае тот, у кого всё в порядке не только с колдомедициной, но и с другими дисциплинами. В Мунго попадали лишь зубрилы, готовые упорно сидеть ночи напролёт, корпя над сложнейшими книгами. Часто талантливые не проходили испытание на прочность. Углубляясь в одну область, туда, где они чувствовали себя, как рыба в воде, они забывали про другие. Знания получались скомканными и однобокими - когда-то Нотт зарёкся брать в больницу людей исключительно с талантом именно по этой причине. Но этот мальчишка... Что-то было в нём такого, что зацепило мужчину, не дало вызвать служителей порядка и развернуться с пресловутым "увидимся на слушании по вашему делу". Нет, он остался в этой комнате.
- Та мазь, что вы дали девчонке, расскажите о свойствах и назовите основные ингредиенты, - он не собирался бежать и тотчас же воспроизводить аналог подобной мази, выдавая за собственное изобретение - зачем, в Мунго наверняка есть лекарства, подобные этому или иные способы лечения. Ему было интересен именно ход мыслей молодого человека, то, каким путём он шёл, придя, наконец, к окончательному составу и способу приготовления.
- Какова специализация вашей работы? Что удаётся лучше всего? - вопросы были сухими и могли показаться неважными, лужащими лишь для того, чтобы оттянуть время, но Грегори понимал и надеялся, что и молодой человек понимает, что именно сейчас и именно от этих вопросов зависит его дальнейшее будущее.
- Сколько лет вы практикуете подобные нелегальные занятия колдомедициной? Сколько пациентов обращается к вам за неделю?
Пауза. Грегу надоело ходить по комнате, он опустился на ветхий стул, который жалобно скрипнул под его весом, предупреждая, что вот-вот может развалиться.
- Почему вы не обратились за помощью к мастерам заклинаний? Усвоить предмет на уровне ЖАБА за дополнительное время - не так уж сложно. Вы могли подать документы на пересдачу в Министерстве и с новым баллом испытать удачу в Мунго во второй раз. Но вы не сделали этого. Почему? Насколько вы слабы в заклинаниях?  - вкрадчиво поинтересовался он, нащупывая в кармане палочку и вынимая её. Блуждающий по комнате взгляд наткнулся на шкаф. Всего лишь простое инсендио, произнесённое невербально. Не требует невербальной магии, чтобы снять заклинание, но требует желания и концентрации.
Шкаф загорелся, язычки пламени радостно заплясали по дверцам, обугливая дерево, окрашивая в чёрный.
- Полагаю, что там находятся ваши запасы мазей и зелий, на приготовление которых ушёл не один месяц, - усмехнулся Грегори, наблюдая за ярким пламенем.

0


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » В гостях у фортуны