Robert Abernathy || Read more

— Бёрк! Нам в дру... — останавливать Эридана было бесполезно. Он уже устремился куда-то совершенно непонятным Робби путём. — Мерлин с вами, пусть будет так. И вы уверены, что вам стоит... Договорить Абернати не успел, наконец-то осознавая, куда движется нечто. — В прошлый раз Министерство, а в этот раз... Мунго? Кому нужно нападать на Мунго?
[31.10.17] встречаем Хэллоуин с новым дизайном! Не забудьте поменять личное звание, это важно. Все свежие новости от АМС как всегда можно прочитать в нашем блоге


[10.09.1979] СОБРАНИЕ ОРДЕНА — Fabian Prewett
[14.09.1979] ОБСКУР — Eridanus Burke
[17.09.1979] АВРОРЫ — Magnus Dahlberg

Marauders: In Noctem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: In Noctem » QUESTS » [10.09.1979] Неладно что-то в датском королевстве


[10.09.1979] Неладно что-то в датском королевстве

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://pbs.twimg.com/tweet_video_thumb/CwSlcN7WgAEV2EK.jpg
Robert Abernathy-Alastor Moody-Lily Potter-Fabian Prewett-Molly Weasley-Albus Dumbledore

10.09.1979
Нора

Буйство стихий в Министерстве стало неожиданным ударом для всего магического сообщества: не значит ли это, что место с самым большим скоплением волшебников можно так просто взять и уничтожить? Кто был способен нанести удар такого масштаба и что делать дальше? Эти вопросы волнуют не только совет министра магии, но и всех неравнодушных волшебников. Альбус Дамблдор не стал исключением. Он дал лишь один день членам ордена, чтобы оправиться от произошедшего, навестить в Мунго родственников, друзей и коллег (в результате катастрофы поредели и ряды ордена: на больничных койках оказались Марлен Маккинон и Эммелина Вэнс), а после вызвал всех, кто был способен явиться, на собрание. И не ему одному есть, что сказать сегодня.

0

2

Два дня - удивительно небольшой срок для того, чтобы уладить все дела и со спокойной душой отправляться на очередное собрание Ордена. Объявившейся на пороге дома серебристой фигуре феникса Абернати не был удивлён: всё же Альбус Дамблдор не был глупцом и прекрасно понимал, что нападение на Министерство почти объявление войны врагом, который был настолько нагл, что посмел выбрать своей целью нечто незыблемое. Короче, любил гулять с размахом и привлекать к себе и своим действиям внимание. Ну и сеять панику, разумеется, в чём не отличался от Пожирателей смерти.
В том, что это не эти весёлые ребята в масках решили напасть на Министерство Роберт был уверен. Для них это слишком жирный кусок, на который они бы не позарились ещё долго, пусть даже благоразумием эти маги, борцы за чистоту крови и превосходство древних родов над остальными, не отличались, если судить по тому, как они себя вели и за что вообще боролись. Однако Пожирателями список потенциальных врагов Британии начинался и ими же заканчивался, чем вводил в ступор Абернати и всех желающих обсудить с ним всё, что произошло на работе. Хотя Робби даже не обсуждал, прост делал честный и невинный взгляд и кивал, кивал, кивал, слушая чужую болтовню и чужие догадки и размышления, чтобы потом сделать из этого свои выводы. Пусть расследованием инцидента и занимались авроры, но эти подозревающие всех и каждого ребята во главе с их Руфусом «мистер Паранойя 1979» Скримджером даже если что-то и узнают, то дальше своих кабинетов не разнесут. Ужасающе неболтливые товарищи.
Впрочем, шутки шутками, а на собрание Оредна Робби собирался так тщательно, будто на похороны собирался. Отрепетировал серьёзное выражение лица, оставил Ивонн записку, пообещав вернуться как можно скорее, проверил сто раз на месте ли палочка и так же хорошо слушается его и лежит в руке. Постоянно крутящаяся в голове мысль о том, что это просто дружеская встреча, а он вообще-то против насилия вообще мало помогала. С таким настроем точно стоило идти в авроры, там бы он был среди своих и мог бы медленно и верно сходить с ума, носить на голове ведро и думать, что оно защищает от легилименции.
— Никто не хочет взять первое слово? - окинув быстрым взглядом собравшихся товарищей по несчастью спросил Робби. Кажется, начинать с дурных новостей не хотел никто. Всё же от атаки на Министерство среди присутствующих пострадали все или почти все. Поттер вообще не повезло так же как и Ивонн застрять в лифте без всякой возможности трансгрессировать. Для Аберанти, относящегося с подозрением ко всяким замкнутым пространствам, это было сродни пытке оказаться в такой ситуации, а они, кажется, этот опыт перенесли спокойнее, чем мог бы представить для себя Робби.
- Тогда я начну, если никто не возражает. Тем более, что мой отдел пострадал при нападении больше всего, - хотя такие слова, несомненно, мог бы произнести каждый, но кто ещё может похвастаться, что у него на рабочем месте нет пола, потому что на начальство наконец-то обрушилось со всей силой пожелание провалиться под землю. Ага, на десятый уровень, в тюрьму. Бедный, бедный Эдвин. Так вот...
- К нам недавно определили нового стажёра. Эллинс Гринвуд. Весёлый парень. Был, пока не залез в ту часть Отдела, куда стажёров мы обычно не пускаем, но он как-то умудрился просочиться, обойдя все запреты куратора. Подозрительное везение, если учесть, что ловушек в Отделе для несведущих вроде Гринвуда предостаточно, - Абернати сделал паузу в рассказе, окинув всех присутствующих быстрым взглядом и просто читая на их лицах явное «что за ерунду ты несёшь, парень». Он только прочистил горло и продолжил рассказ дальше, одним только взглядом обещая, что самое интересное он приберёг на потом. - Стажёр этот два дня назад был найден мёртвым в той самой дыре, куда провалился вместе с Паркинсоном, когда на Министерство напали. Я слышал, что Паркинсон мерлиновой бородой клялся, что ничего с тем пареньком не делал, но тут уж пусть авроры, - Робби кивнул в сторону Аластора и Фрэнка, - разбираются. Хотя как по мне вина Гринвуда исключительно в том, что он полез туда, куда не стоит.
Абернати был уверен, что Эллинса предупреждали о том, чем в отделе занимаются и как опасна может быть любая ошибка, допущенная магом. Всё же столь всего требовалось от потенциальных работников отдела, что храбрости набирались немногие, закрывая глаза на сё любопытство и желание работать с артефактами. Ну и раз уж он всё же вспомнил об артефактах, то...
- Кстати, из отдела пропало несколько артефактов, свойства которых не успели изучить полностью, так что я надеюсь, что аворат займётся не только расследованием смерти Гринвуда, о продвижении которого хотелось бы услышать из первых уст, но и этой кражей тоже, - невинно улыбнулся Робби, обращаясь к Аластору.

Отредактировано Robert Abernathy (2017-10-13 16:29:11)

+2

3

Это было жутко, без содрогания невозможно вспомнить тот момент, когда в комнате Фабиана возник его брат, обессиленно рухнувший в кресло. Не нужно слов, чтобы понять, что что-то случилось. Гидеон отказывался говорить, качая головой, и лишь попросил стакан воды и мокрое полотенце, которым тут же вытер с лица прилипшую пыль, грязь и подсохшую кровь.
- Где ты был? - обеспокоенно спросил тогда Фаб, не выдержав этого напряжённого молчания, заёрзав на своём месте, притянув под себя ноги, согнув их в коленях, и не сводя пристального взгляда с близнеца.
- На работе, - лишь сухо отрезал тот и снова качнул головой: видимо, случившееся так сильно отпечаталось в памяти, произвело такое неизгладимое впечатление, что Гидеон до сих пор боялся, что вот он сейчас заговорит и это произойдёт вновь.
- Тебе нужно показаться целителю, выглядишь паршиво, - Фаб допил оставшуюся после брата воду в стакане одним глотком.
- Всё нормально. Всё хорошо, - он учащённо дышал и лучшим решением было оставить близнеца в покое, не докучая настырными вопросами - сам всё расскажет, когда придёт время.

Но брата опередил срочный выпуск пророка. А за ним и письмо от Дамблдора, требующего собраться орденцам. Нора встретила их как обычно гостеприимным запахом свежей выпечки и пряного чая.
- Привет, Молли, - одновременно воскликнули оба брата, пряча сестру от всего остального мира в своих тёплых объятиях, которые от произошедшего стали лишь крепче и дольше.
"А если бы Гидеон не вернулся", - крутилась в голове навязчивая мысль. То же самое он увидел и во взгляде сестры. Но близнец лишь отмахивался от такой чрезмерной заботы и опеки.

Про стажёра он слушал с особым вниманием. В этом году ему вручили двух стажёров, он нёс ответственность, поэтому за любой шаг влево или вправо ругался так сильно, что даже коллеги пугались и кричали, что кто-то подменил их весёлого Пруэтта. Кстати о подмене...
- Как много людей знает о том, как пройти к артефактам? И что именно понадобилось там стажёру? Мог ли это быть бывалый сотрудник под оборотным?
Тут Фабиан затих, потому что вспомнил, что про отдел тайн шептались в министерстве на следующий день. Кого-то из их отдела, кажется, даже вызывали в аврорат для встречи с Паркинсоном. Не сложно сложить два и два, не сложно решить простенькое уравнение с одной неизвестной. Или всё-таки не всё так просто?
- Эдвину Паркинсону отшибло память... или по крайней мере те события, которые происходили с ним во время буйства стихий. Либо была замена одних воспоминаний на другие. Или же... верхушке потребовалось стереть все улики, - он метнул взгляд на Аластора, а затем и на Дамблдора. Нахмурился и прежде чем объяснить, почему он сделал подобные выводы, скрестил руки на груди и обвёл взглядом каждого присутствующего в комнате.
- Это всё абсолютно секретно. Одного из наших сотрудников вызывали по делу Паркинсона. А вам известно, чем занимаются стиратели памяти.

Ему казалось, что всё это очень мутно. Не хватало способностей, а главное практики распутать самостоятельно весь этот клубок. Не хватало сил выстроить логичную цепочку от начала до конца.
- Это были Пожиратели? - он повернулся к Дамблдору. Слишком много вопросов, слишком мало ответов, - но зачем?

+3

4

Свежий выпуск "Ежедневного пророка" с шелестом упал на пол и глухим эхом отдался в голове. Женщина, шокированная известием, обессилено, точно кукла, упала в близ стоящее кресло и прижала к лицу влажные руки. По щекам, из-под тонких аккуратных ручек, текли слезы - ни то страха, ни то от горя и казалось, будто бы они выжигают нежную кожу. Тонкие плечи Молли подрагивали от беззвучных рыданий и она даже не заметила, как к ней подошел Билл.
- Мам? - тихо окликнул он, поднимая с пола газету. От голоса сына женщина встрепенулась, отрывая руки от заплаканного лица. - Мам, что случилось?
- Все хорошо, - Молли торопливо вытерла лицо и забрала газету из рук мальчика. - Все хорошо, родной.
Всхлипывая и всячески пытаясь остановить слезы, она обняла сына. Смышленый мальчишка понимал, что случилось что-то плохое, но Молли не хотела тревожить детский разум взрослыми проблемами. Выдавив из себя жалкое подобие улыбки и потрепав мальчика по рыжей голове проговорила:
- Иди поиграй с братьями. Скоро будем ужинать.
Билл недоверчиво посмотрел на мать, но не стал перечить. Молли же провела сына взглядом и посмотрела на газету, где на первой странице желтого пергамента большими буквами были написаны дурные вести - на Министерство Магии напали, есть много пострадавших.
Вести из министерства не просто будоражили её ум, они до жути пугали молодую женщину - кто-то на столько могуч, что смог разрушить сердце магического мира и завести в ступор всю общественность волшебников. Если бы Молли чаще покидала дом, она наверняка б услышала сотни различных теорий - людям только дай посудачить и они насочиняют такого, что и старинные сказки отдохнут. Мелкая дрожь пронзала её тело и она попросту не знала, что делать - бросить дом и оставить малышню на хозяйстве она не могла, но сидеть дома и ждать вестей о том, что её мужа или братьев могло не стать...
Кухонная дверь жалобно пискнула, запуская во внутрь поток свежего осеннего воздуха. Молли вздрогнула и застыла, глядя как грязный и страшно усталый Артур прикрыл дверь. Его обычной теплой улыбки на лице не было, а вместо нее была гримаса усталости и боли. Мужчина глянул на застывшую жену и покачал головой, будто бы прося ничего не говорить и сам подошел к тумбе, достал от туда уже давно начатую бутылку огневиски и сел на стульчик.
Дрожа всем телом, она на ватных ногах подошла к мужу и присело на стул рядышком, в то время как он раскрыл бутылочку, призвал к себе стакан и наполнил, тут же осушив его.
- Артур, что...
- Это было ужасно, - прозвучал сдавленный ответ.- Прошу, не надо ничего спрашивать.

После того, что случилось в министерстве, Молли думала, что уже ничто её не удивит. Но каким же было её удивление, когда она обнаружила у себя на подоконнике старого сыча, с тонкой запиской, написанной мелким аккуратным почерком. Еще больше её удивила сама просьба адресанта и отказать ему Уизли просто не смогли. Первым, чем занялась женщина, была воспитательная работа с детьми. Мелкие сорванцы, которым явно дали понять, что их шалости будут неуместными, обещали матери сидеть тише воды, ниже травы.
Когда все остальные приготовления были готовыми и пришло время встречать гостей, Молли взволновано топталась на кухне. Хмурый Артур сидел за начищенным, усиленно делая вид, что читает газету. Первыми на пороге показались братья и женщине стоило не малых усилий удержать слезы.
- Ох, вы когда-нибудь доведете меня до сердечного приступа... - пробормотала она, когда братья заключили её в объятья, а потом уселись рядом с Артуром. Глядя на их лица, женщина повела палочкой большой чайник в сторону плиты и засуетилась над ужином.
Остальные члены Ордена тоже не заставили себя ждать. Вежливо улыбаясь, Молли и Артур встречали товарищей и женщина не могла не заметить усталость и волнение на их лицах. И хоть многие из них улыбались, пытаясь показать непринужденность, она хорошо понимала, что все явно на иголках. С приходом Альбуса в уютной кухоньке разговоры и обмен любезностями стихли. Молли отошла в сторону и забилась в дальний угол помещения, внимательно слушая разговор между гостями. На огне рядышком было слышно, как пыхтит чайник, но она не обращала на него никакого внимания, пытаясь поймать каждое слово и не пропустить чего-то важного.

Отредактировано Molly Weasley (2017-12-07 22:46:45)

0


Вы здесь » Marauders: In Noctem » QUESTS » [10.09.1979] Неладно что-то в датском королевстве