Robert Abernathy || Read more

— Бёрк! Нам в дру... — останавливать Эридана было бесполезно. Он уже устремился куда-то совершенно непонятным Робби путём. — Мерлин с вами, пусть будет так. И вы уверены, что вам стоит... Договорить Абернати не успел, наконец-то осознавая, куда движется нечто. — В прошлый раз Министерство, а в этот раз... Мунго? Кому нужно нападать на Мунго?
[31.10.17] встречаем Хэллоуин с новым дизайном! Не забудьте поменять личное звание, это важно. Все свежие новости от АМС как всегда можно прочитать в нашем блоге


[10.09.1979] СОБРАНИЕ ОРДЕНА — Fabian Prewett
[14.09.1979] ОБСКУР — Eridanus Burke
[17.09.1979] АВРОРЫ — Magnus Dahlberg

Marauders: In Noctem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » Когда терпение заканчивается


Когда терпение заканчивается

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://gifimage.net/wp-content/uploads/2017/11/gif-cocaina-7.gif

Дата: 23 октября 1973г.
Место:съемная квартира

Участники: Alyson Poole, Heinrich Poole

Краткое описание:
Генрих себя уже некоторое время ведет странно. Еще более странно, чем обычно. Конечно, изменения в брате не могли укрыться от Лис,
но только сегодня она узнала их истинную причину.

+1

2

В штабе загоняли. Тренировки шли целыми днями – новичкам не давали спуску, позволяя нюхнуть взрослой жизни, как, посмеиваясь, повторяли старшие авроры. Пул доходила до квартиры, едва волоча ноги, когда на улице уже стояла глубокая ночь, тут же проваливалась в сон, успевая разве что скинуть ботинки. И заметить, что Генриха нет.  Он часто пропадал, а, появившись, не считал нужным сказать, где был. Не в их правилах было спрашивать, требовать объяснений, как постоянно делали родители, но и не в их правилах было молчать, когда дела становились совсем плохи. Они оба знали, что он достоин большего, чем место продавца в аптеке Малпеппера. Генрих знал, что способен на большее, но никому не было дела до того, что он знал или умел. Наверное, в какой-то момент на амбиции брата перестала обращать внимание и Элисон, занимаясь построением собственной новой жизни. Она не нанималась ему в няньки, да и это не то, что ему было нужно. Ему нужен был второй шанс, а Лис не умела управлять временем, чтобы ему его предоставить. Ему нужно было собраться, когда он крепко обосновался на пути к разрушению.

Она бы не смела рыться в его вещах, словно ищейка, хотя это было частью ее работы, но не видела другого выхода. Без доказательств не выдвинешь обвинения. Второй ящик стола поддался не сразу, но Генри никогда не был силен в заклинаниях, чтобы наложить на него достаточную защиту. Одно слабое место скрывало под замком другое. Мало кто из волшебников мог узнать в белом порошке сильнейший наркотик. Здесь его не достать, впрочем, и в маггловском мире достать не просто. Лис выругалась и яростно задвинула ящик обратно, чуть не разрушив шаткую конструкцию рабочего стола. Черт побери, она должна была заметить раньше. Картинка сошлась один к одному, объясняя раздраженность и озлобленность, которые Элисон списала на последствия затяжной депрессии. Волшебница снова потянулась к ящику и быстро вытащила все его содержимое на поверхность стола с намерением избавиться от него и никогда больше не видеть. Если бы проблема решалась так просто. Зачем же тебя дернуло, Генри? Ради чего? Пул оперлась о стол и опустила голову. Пальцы сжались в кулаки, пока голова пыталась придумать, что делать, где искать, где брат мог достать эту дрянь. Как давно это продолжается. Как скоро это прекратится. Что ей сказать. На занятиях в штабе им объясняли, как вести себя с неадекватными и психически больными людьми. Не пытаться понять, не пытаться переубедить. Атаковать немедля в случае намечающейся угрозы. Они не послушают вас, чтобы вы ни говорили, кем бы вы ни являлись – отцом, матерью или сестрой. Не верьте ни единому их слову.

Щелчок дверного замка заставил Пул резко повернуть голову в сторону исходящего звука. Пушистый хвост Феликса прошмыгнул в коридоре навстречу хозяину и в квартире раздалось приветственное мяуканье. Элисон отклонилась от стола и скрестила руки на груди, оглядывая небольшой пакетик с белым порошком. Угрожающий взгляд уперся в тонкий пластик, на нем не было ни одной этикетки или метки, которая могла бы помочь Элисон добраться до того, кто это толкает. Авроры обязаны защищать людей от темных сил, а темные силы имеют великое множество воплощений, - Генри? - позвала Пул, и голос ее оставался беспристрастным. Надолго ли?

+1

3

Генрих много работал. Не так как Элисон, но явно не меньше ее. Он работал в лавке, продавал, даже не варил, какие-то примитивные зелья, якобы отменного качества. Бессмысленно. Бесславно. Совершенно бесполезно для личного развития, для профессионального развития, хотя употреблять к себе термин "профессионал" Генрих не мог даже в мыслях. Его очень подкосила неудача с Мунго, которая от него даже не зависела. Первое время ему было настолько плохо, что Пул ухватился за любую более менее близкую к его мечте работу и попытался в ней забыться. Попытка не удалось. Его раздражало все. Он был нервным, озлобленным, обиженным. Недооцененным. Генрих попытался забыться в своих экспериментах, в личных исследованиях, которые всегда быстро умели занимать юношу мыслями далекими от обыденных, будничных, приземленных. Однако и тут Пул столкнулся с проблемой более серьезной и насущной, чем нереализованные амбиции - деньги. Ему их категорически не хватало. Продавцу платили мало, и большая часть средств Генртха уходила в половину от суммы их с Элисон съемного жилья и продукты. Оставшееся Пул тратил на свои исследования. Крохи, ими даже запас ингредиентов к зельям не пополнишь. Отчаяние все сильнее сжимало грудную клетку в тиски. И как бы не ужасно это не звучало, но успех сестры только подливал масла в огонь. Генрих все реже появлялся дома. Все чаще хватался за сомнительную работу частного целителя, чем нарушал порядки магической Британии. Интересно, если бы Элисон узнала, она бы его сдала? От злости на себя и обиды за себя Генрих отвечал на этот вопрос положительно, постепенно отдаляясь от единственного человека, который мог бы его понять.
Но сестренка тоже была хороша. Они уже давно даже просто ее разговаривали, не то, что бы делиться какими-то душевными терзаниями. Она даже не спросила, подавал ли брат второй раз документы в Мунго, пересдавал ли он ЖАБА по заклинаниям. Естественно, Генрих бы соврал, сказал, что пытался, хотя на самом деле он даже не пробовал - он испугался второй неудачи, знал, что он плохой волшебник, но хороший целитель. Кому какое дело? Правильно. И вот, казалось бы, и Генриху перестало быть быть до себя дело.
Наркотики изменяли реальность, добавляли красок в серый мир, придавали сил и уверенности в себе. Находясь под их действием Генрих чувствовал себя свободным, сильным, ему в голову приходили удивительные идеи для экспериментов, и некоторые потом даже получалось воплотить в жизнь. Но эффект того, что принимал Пул был быстротечен. И с каждой новой дозой требовалось все больше препарата, чтобы попрощаться с реальностью. И деньги. Снова деньги. Хорошие наркотики стояли дорого даже переводя галлоны во франки. Поэтому Генрих решился купить себе героин. Сильный, дешевый, безжалостный. Наверное, Пул слишком хорошо знал о возможных последствиях, о моментальном привыкании, поэтому пакетик с белым порошком лежал у него в столе уже почти месяц. Юноша мог бездумно разрушать себя, но убить не решался. Впрочем, если не колоться? Может быть, если вдохнуть привыкание будет не таким сильным? С такими мыслями сегодня Пул возвращался домой. Провести сложную операцию в подвальном помещении аптеки без помощи и половины нужных зелий, а потом все убрать, было не просто. Зато помогло почувствовать себя самим собой. Удивительное ощущение.
Не успел юноша войти в квартиру, как услышал зов Элисон. Генрих чуть сморщился устало, но на призыв сестры откликнулся и вошел в комнату. Какая удивительная картина. Она посмела рыться в его вещах! Обыскивать его. Она хотела что-то найти. И даже что-то нашла. Генрих заметил пакетик с белым порошком на столе, рядом с сестрой, и быстрым шагом приблизился к Элисон, чтобы забрать то, что итак принадлежит ему.
- Тебе что мало практики в Аврорате? Решила на мне потренироваться? - зло процедил Генрих, глядя прямо на сестру и скрещивая руки на груди. - Какого черта, Элисон?! Как ты только додумалась до такого?! Тебе свой жизни мало? В мою зачем лезть?!

+1


Вы здесь » Marauders: In Noctem » PAST » Когда терпение заканчивается


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC